Приглашайте единомышленников в соответствующие "Клубы знакомств нудистов" путем опубликования ссылок на наш сайт на региональных форумах

Стихи и не только - обо всём

Натуристическая живопись, книги, музыка, фильмы
Правила форума
Перед созданием новой темы убедитесь в отсутствии подобной на форуме.

Стихи и не только - обо всём

Сообщение Виктор Жук » 27 окт 2011, 09:55

Старые участники клуба "Гимнос" знают о том, что, кроме н-клуба, мне в середине 90-х гг. посчастливилось стать соучредителем литературного объединения в Новосибирске. Оно существует и поныне, называется "Студия доброго слова" (СДС). С 2001 г. я прекратил всякое участие в делах Студии, но до сих пор получаю приглашения прийти в гости. У кого есть желание познакомиться - собираются в клубе Станиславского (КИС) два раза в месяц, вроде по четвергам (если ничего не изменилось). За время деятельности СДС издала множество сборников стихов и малой прозы как своих авторов, так и наших иногородних друзей. Издавали мы и литературные мини-газеты. Сотрудничали и обменивались произведениями с себе подобными по всей России. С тех пор у меня дома остался немалый архив таких изданий Студии, в том числе периодических. С удовольствием предложу вашему вниманию стихи из этого архива. Скажу сразу - моих там нет, не хватает на это таланта. Но, поскольку самиздатом занимался и я лично, и публикацию стихов и малой прозы доверяли мне, то, считаю, что имею на это право. Присылайте и вы сюда свои авторские произведения (и своих друзей) - стихи и прозу небольшого объёма.
Будь голым, когда можно и одетым, когда нужно!
"Не обнажённость оскверняет глаза, а испорченность глаз опошляет обнажённость" (Св. Филарет Московский).
Виктор Жук
Почетный гражданин форума
Почетный гражданин форума

Аватара пользователя
 
Сообщения: 17919
Фото: 55
Зарегистрирован: 18 июл 2011, 21:04
Благодарил (а): 1747 раз.
Поблагодарили: 1739 раз.
Откуда: Новосибирск
Возраст: 52
Я: Семья
Баллы репутации: 238






Стихи и не только - обо всём

Сообщение swift » 18 июл 2018, 22:00

Au.gim писал(а):Было не так романтично когда в пЕрвые 10 минут вксь двор был завален ветками, да так, что прищлось вызывать моих домашних на подмогу.

Наверное, бензопилой работали? Раз такая скорость. :Улыбаюсь:
а через пару месяцев снова движуха. ©Crash_71
других развлечений в деревне просто не было! ©Олька
swift

Аватара пользователя
 
Сообщения: 877
Фото: 0
Зарегистрирован: 23 дек 2017, 00:35
Благодарил (а): 515 раз.
Поблагодарили: 288 раз.
Откуда: Таганрог
Возраст: 56
Я: Парень
Баллы репутации: 55

Стихи и не только - обо всём

Сообщение РуссоТуристо » 18 июл 2018, 22:16

уж если яблоня начала сохнуть то там не одна а целая куча сухих веток) рассказ правда романтичный, но смысла пилить одну сухую ветку вообще не было. ладно если бы она была низко и мешала ходить, в глаза лезла.. а на самом верху то зачем пилить?

проще подождать когда вся засохнет, спилить эту яблоню и посадить карликовые. и ухаживать проще, и урожаи выше)
РуссоТуристо

 
Сообщения: 248
Зарегистрирован: 04 янв 2014, 09:24
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 40 раз.
Откуда: Москва
Возраст: 56
Я: Парень
Баллы репутации: 8

Стихи и не только - обо всём

Сообщение swift » 18 июл 2018, 23:03

РуссоТуристо

Наверное смысл был в чём-то другом :Улыбаюсь:
а через пару месяцев снова движуха. ©Crash_71
других развлечений в деревне просто не было! ©Олька
swift

Аватара пользователя
 
Сообщения: 877
Фото: 0
Зарегистрирован: 23 дек 2017, 00:35
Благодарил (а): 515 раз.
Поблагодарили: 288 раз.
Откуда: Таганрог
Возраст: 56
Я: Парень
Баллы репутации: 55

Стихи и не только - обо всём

Сообщение Au.gim » 18 июл 2018, 23:15

РуссоТуристо писал(а):уж если яблоня начала сохнуть то там не одна а целая куча сухих веток) рассказ правда романтичный, но смысла пилить одну сухую ветку вообще не было. ладно если бы она была низко и мешала ходить, в глаза лезла.. а на самом верху то зачем пилить?

проще подождать когда вся засохнет, спилить эту яблоню и посадить карликовые. и ухаживать проще, и урожаи выше)

Конечно бензопилой работал. Не ножовкой же :Подмигиваю
А вариант с сухой ветко на макушке, то здесь однозначно сработала женская логика. Ей никак не мешала эта ветка. Ей простонужен был мужчина, хотя бы даже для присутствия в доме, а там как пойдёт. Физиология требует :И так понятно:
Лучше быть голым с чистой и доброй душой, чем в богатой одежде, а под ней все скверны мира ! :Отдыхаю:
Умение держать себя в руках - благородность мудрого.
Au.gim
Почётный гражданин форума Оказывает помощь сайту
Почётный гражданин форума  Оказывает помощь сайту

Аватара пользователя
 
Сообщения: 3688
Фото: 29
Зарегистрирован: 01 дек 2013, 05:54
Благодарил (а): 312 раз.
Поблагодарили: 245 раз.
Откуда: где-то в России
Возраст: 52
Я: Семья
Баллы репутации: 54

Стихи и не только - обо всём

Сообщение swift » 29 окт 2018, 02:18

фантазийное эссе о времени и ...

возможно длинноватое, ну сорри тогда. :Улыбаюсь:
БИЙОНД.

...Уставший день валился в пыль,
Июль в расплавленном тумане,
Светилом небо одурманено,
Июль, скажи, ты сон иль быль...
Июль-мираж...
Июль-ковыль...
И все же, сон,
Безумный, странный...


1.
Так и бывает. Все уже позади... Или только кажется что позади, а на самом деле начинается. Приходит долгое, другое, да не умеем мы понять, почувствовать это начало... И пропускаем его, думая о прошлом.
...Все уже позади. Дни, недели... Месяцы даже, слившиеся в один невозможный, непокоримый поток. И тащило в нем, швыряло и переворачивало, и не было сил, чтобы грести и управлять, только и успевалось, что держаться на плаву да переводить иногда дыхание. Захлестывало, накрывало с головой - шум в ушах, в глазах мельтешенье... Было, было... И, верно, сейчас еще есть...
Трудно понять когда это началось. Может в тот самый день, когда солнце, выпуклой золотой заклепкой вбитое в слепящее, сверкающее металлом небо, висело недвижно, продавливало кровли и перекрытия жгущим своим напором; и, казалось, нет от него спасения нигде и никому, разве что лечь на землю под деревом, у cтвола, в обнимку с ним, а прохожие, волочась и оплывая на ходу, мутно глянут - "ну и ну..." - и дальше, через мгновение уже без памяти от жары. Небо, и впрямь жестяное, подалось, прогнулось под светилом, усиливая и без того нестерпимое солнечное безумство...
На руке муравей... Приседал, топтался на месте, шевелил антеннами, словно ощупывал мое дыхание, проверял дерево ли я или еще нет. ...Я дерево, дерево... не бойся меня. Я с вами... - шептал я, не шевелясь, стараясь не спугнуть свое внезапное безразличие и покой. И он верил мне. Рука моя была ветвью, обвивала ствол и уходила, расширяясь телом, в траву. Так я и лежал долго - муравей не боится ветвей, а дерево солнца.

...писать мелом белым по белой стене во тьме...
...говорить не раскрывая рта, там...
...степью стелиться стеблей, травой...
...степью стелиться стеблей, травой...
...степью стелиться стеблей, травой...

Так я и лежал долго, но это было потом. Прежде день был. Он получился корявый и неудобный для проживания. Там и сям что-то не складывалось, возникали неожиданные сбои, и плюнуть бы на все и завалиться спать. Но маячила впереди неясная надежда - что-то вот будет, произойдет наконец-то... Но нет, ничего не случалось нового, только мерещилось. И не мерещилось уже, и несло, в привычке ли, или от отупения и неспособности вынырнуть вон из маетного, похожего на вчера и даже на завтра, дня. День, день, день... Набатом, колоколом в ушах и в висках, и во всем теле. День, дзень, дз-занн - на стройке за забором нескончаемую выбивали из железа душу.
Я посмотрел на часы. Полтретьего. Еще полчаса околачиваться. Хотелось одновременно есть, спать и послать Макса к черту с его человеколюбием. И человеколюбие вообще - раз оно на меня не распространяется... Кто этот человек, которого я, благодаря Максу, должен возлюбить? Чиновник из управления? Он, убежден, купается, если и не в любви, так в подобострастии, иначе, зачем бы ему важно и прилипая к креслу торчать в жару из-за дубового и неприступного как бастион стола. Он, убежден, нас с Максом вовсе не полюбит сегодня, как и всегда. Только сегодня кончится у него арсенал обычных отморочек и поставит он наконец начальственную загогулю внизу исчерканного его приспешниками листа. Сегодня мы явимся спустя час после обеда, когда процесс чиновничьего пищеварения достигнет апогея и парализует его капризную как девица волю.
...Должен же человек отдохнуть немного после обеда... Максимушка, друг ты мой неразборчивый, это меня ты должен полюбить! Хотя бы за то, что я тебе пятерку вчера занял... Знал бы ты откуда у меня деньги, стал бы ты меня презирать
.
Вчера, не видя другого выхода, понес я на заклание, то есть продать насовсем, любимую камеру мою, тридцатипятимиллиметровую, которой дорожил. "Jhagee" с цейсовской оптикой. Валера из хроники кружил над ней стервятником целый год, и вот, дождался. Я был противен себе, когда пересчитывал засаленные бумажки. Когда он угощал меня дешевым кофе и посматривал на часы. Когда тотчас же, едва я ушел, он покатился в курилку с новой сплетней о моем моральном и финансовом падении. Да что поделать, если деньги в наше время есть только у Валер, и фамилия им всем - Жуковы... Нет, нету у меня человеколюбия совсем никакого.
Старушка, мирно бредущая навстречу, глянула на меня и шарахнулась к канаве. Еле успел подхватить ее под руку чтобы не упала. Несвятое это дело, старушек пугать. Бормотнула она в сторону то ли "спасибо", то ли "упаси бог", и я подумал, хватит, надо поесть. Перехватить чего-нибудь в кафе на улице и, ладно уж, войти с Максом в присутственные своды, а там хоть и уснуть у него на руках и на глазах у сильного мира сего. У всесильного мира сего. Каков поп, таков и приход. Взгляните на мир с любовью!.. Я готов. Куда смотреть?

Кафе с увядшими зонтиками напоминало семейку поганок под старым вязом. Тот, похоже, был не в восторге от этого соседства - брезгливо подобрал корявыми ветвями пыльную листву, словно баба, ошарашенная и застывшая среди городской толкотни, пыли и гари. И было до этого кафе рукой подать. Другая сторона улицы.
До смерти, как поется, четыре шага. Я успел сделать только три. Сильная рука рванула меня за шиворот назад, взвизгнули коротко тормоза, и пронеслась близко лаковая телега с толстым лицом внутри. Лицо успело неслышимо за стеклом слепить мне губами знакомое заборное слово.
- Спишь, парень... - сообщили мне сзади и сверху. Вот это верно, подумал я оборачиваясь. Спаситель возвышался надо мной, устремленный взглядом к светофору. Что ему теперь до меня, скоро зеленый дадут... Он отпустил мой воротник и зашагал по переходу. Так, обомжевший интеллектуал ростом с водонапорную башню. Он не шел - он царствовал в этом море. Он плыл в нем как китовая акула, с высшей целью, а вокруг сновала людская мелкота.
- С меня пиво!.. - крикнул я ему вслед и понял, что не ошибся.
Инерция хода донесла его до тротуара на той стороне, но он остановился-таки, повернулся и повел глазами поверх машин и людей. Право, мне захотелось подпрыгнуть и замахать руками. Тут, мол, я, ниже гляди... Торопясь, я побежал к нему.
- Два литра?.. - предположил спаситель когда я остановился рядом.
- ...согласен хоть на три, - ответил я переводя дыхание. Бог с ними, с деньгами, камеру-то не вернуть все равно. Склевано. И подернулись уже мутноватой, безразличной пленкой блеклые Валерины глаза.
- Здесь? - спаситель кивнул на ближайший столик.
- Как угодно. - согласился я. Мое любопытство шевельнулось в своем обилище и показало наружу влажный и розовый подвижный нос.
- Лучше здесь. Не обременяю себя тарой... - шикарно протянул верзила и примостился, упираясь коленками в столешницу, за пластиковый итальянский, игрушечный для него, столик. Балетные ножки белого полукресла изящно и томно изогнулись под его весом.
Перехватив мой взгляд, он раздвинул колени и посмотрел вниз.
- ...Это ничего, они потом выпрямятся... - смущенно прогудел он, - Жарковато сегодня... мягкие они...
Черт побери, он даже покраснел. Я мотнул головой, стряхивая улыбку, и поманил умирающую от жары и скуки официантку.
На удивление скоро все образовалось. И шесть зеленых потеющих бутылок с пивом, и прозрачный, тоже в испарине, баллон с минеральной водой для меня, и диковатый на вид, из орехов и цветной капусты, пикантный салат для нас обоих. Минус пятьдесят, прикинул я тогда. Может больше.
Незнакомец отвернулся от бутылок, смотрел в сторону, но видно было, что помыслы его там, рядом с ними. Возможно даже, внутри них. Я налил полный стакан пива и приглашающе придвинул ему. Дальше было интересно. Интеллектуал оценивающе осмотрел высокий, с янтарной лакомой начинкой сосуд, потянулся, но не к нему, а ухватил с неожиданной ловкостью початую бутылку и в два счета вымахал ее до дна. Та же участь постигла еще две. И все время, пока пил, он не сводил со стакана глаз.
- Салат..? - предложил я завороженный этим аттракционом.
- Позже... - отозвался он прислушиваясь к внутренним событиям.
Влага пролилась на благодатную почву. Глаза незнакомца заблестели, он посвежел и будто наполнился изнутри мягким, лучистым свечением.
- У тебя какое образование? - благодушно спросил меня визави.
- Высшее. - коротко ответил я и подумал, вот оно, начинается.
- Время есть? - интимно продолжал он.
- Теперь, да...

Я предавал Макса, конечно, но что я мог сделать, когда мое любопытство уже целиком выбралось наружу, удобно устроилось, навострив ушки и подняв хищную мордочку. А и ладно, пускай полакомится, решил я и не стал вмешиваться в происходящее.
- Коля. - представился спаситель, приподнимаясь и запутываясь головой в дряблой ткани зонтика.
Он и еще что-то там сказал, но я не расслышал. Зонтик поглотил его слова в своих морщинах. А я обнаружил вдруг, что хотел не есть, а пить; и не спать, а просто посидеть, хоть и под поганкой, но в тени. И не бродить под оголтевшим, похмельным солнцем второй половины июля в сорока двух градусах от экватора. Спаситель, занимаясь салатом, что-то рассказывал, а я цедил минеральную и созерцал.
Окружающая меня действительность смотрелась через наполненный шипящей водой стакан гораздо лучше. Была влажной и ясной, в радужных одеждах и вполне привлекательная. Ничего так себе действительнось. Я бы такую хотел. А еще, увидев через улицу стоящего и посматривающего на часы Макса - у входа в казенный дом - я представлял себе как буду подлизываться к нему. Дня два или три. А он простит меня и, в который уже раз, осудит мою несобранность и необязательность. Простив, наверное захочет занять у меня червонец. А я ему обязательно дам, если останется, и пообещаю стать наконец современным деловым человеком.
- Что ты думаешь об этом? - Коля закончил трапезу, широко обвел рукой и сбил со стола стимулирующий стакан с пивом. Еще пятерка...
Я огляделся. Несмотря на жару, город гудел, кишел машинами и людьми. Вел себя так, будто он единственный город на свете, пыжился, кряхтел, словно огромный механизм, который, того и гляди, сорвется и пойдет вразнос. Ничего хорошего я о городе не думал. Но я понимал, что он имеет в виду другое. Мироздание - вот что интересовало его.
- Я разное думаю и боюсь, что истины не узнаю никогда. - был мой ответ.
- Хорошо, ты прав. - согласился Коля, - Но тебя ничего не удивляет?
- Все удивляет. Я хотел бы чтобы это удивление всегда было радостным, но не очень получается... Вот люди, например. Люди в городе...
- Или на Земле... - предложил Коля.
- Или на Земле. Иногда непонятно почему они сбиваются в кучи, хотя вокруг так много места. Почему они так хотят жить и все время стремятся к гибели, к самоуничтожению... Неинтересно об этом говорить.

Я молча сосал мелкими глотками воду из стакана, разглядывал сквозь стакан улицу и... чего-то все же ждал. Ясно, что разговор у Коли за душой был. Все в облике его говорило об этом. Атлет от природы, с непокорными, давно нечесанными волосами, обладатель высокого гладкого лба; голубые глаза мечтательно устремлены в неведомое... Этакий юноша-переросток с признаками перманентного запоя. Лет сорока пяти. Бродячий философ. Бессеребрянник за версту. Я положил на столик пачку сигарет, закурил и предложил ему. Крупными, но ловкими и чувствительными пальцами он выудил сигарету и заложил ее за ухо. Эстет.
Мы помолчали. Я докурил сигарету и вылил в стакан остатки воды из баллона. Целый литр воды выдул, надо же. Пора прощаться с Колей-спасителем. Пойду закоулками к себе и лягу дома на дно до вечера. Выключу телефон, задерну шторы и послушаю что-нибудь. Или почитаю. Я демонстративно посмотрел на часы, но он не заметил из-за своей одухотворенности. Что ж, я поднялся. Вода тихонько булькнула в животе и я подумал, что и идти буду тихо-тихо, представляя себя драгоценным сосудом с кристальной водой. Приятно чувствовать себя сосудом в таком пекле. Все будут тускнеть и сохнуть, а я понесу в себе прохладный родник, и буду только булькать иногда. И совсем мне будет не жарко.
- Тебе не кажется, что людьми что-то управляет? - спросил Коля оставаясь сидеть.
- Он?.. - сказал я, указывая пальцем в небо.
- Я говорю о другом...
- Этот? - Мой палец целился теперь в землю.
- Нет, я говорю о другом... явлении. Нечто физическое. Просто неизученное пока.
Было уже больше трех пополудни, и, если у вас есть враги и вы немилосердны к ним - оставьте их сидеть в центре горячего, надсадно ревущего города. Оставьте и уходите. Руки ваши будут чисты, злодеи умрут сами или сойдут потихоньку с ума.
- ...Это долгий разговор. - сказал я, - Берите ваше пиво и пойдемте отсюда с богом. Укроемся в сени ракит... или что там растет в парке. Тут рядом.


2.
- Вот что такое по-твоему среда? - спросил меня Николай когда мы расположились на траве.
- День после вторника... - пошутил я. Надо же, никогда бы не подумал, что придется мне отвечать на такой вопрос сидя на траве, в окружении этой самой среды.
- Хорошо, я понял, ну скажем так... Некая самоорганизующаяся структура, система... многих свойств и объектов. Чаще всего, очень динамичная и оказывающая влияние на ее компоненты. Ну как?
- ... Ты классно формулируешь!.. - заключил спаситель оглядев меня с подозрительным каким-то интересом. - Послушай, да это редкая удача, что ты меня встретил! Ты, возможно, меня поймешь, а то и поможешь...
Ну и день. Бежать, бежать пока не поздно от фанатиков великих идей. Было время, сам обуреваем был спасением человечества за просто так. Даром. В силу глубокого бескорыстия и даже изрядной святости души. Но прошло несколько лет и эпох моей неповторимой жизни, и понял я, что лучше бы не шевельнуться в мире никому и никогда, потому как делаем мы это крайне неловко и кроме как испортить ничего более не умеем.
- О кей. Валяйте. Постараюсь понять, а то и помочь. Если захочу. - последние слова я произнес с расстановкой. Чтобы не потерялись в потоке. Посмотрим еще что за помощь ему нужна.

- Вот послушай, - начал Николай, вертя в руках травинку и блуждая взглядом по верхушкам деревьев, - с некоторых пор я стал замечать, что в поведении людей есть общие закономерности. Сейчас ты поймешь о чем я говорю. Условно историю человечества можно разделить на периоды. Периоды подъема и наоборот, упадка. К чему я это говорю...
- К чему? - я встал на цыпочки, дотянулся и сорвал с ветки заманчиво краснобокое яблоко.
- К тому, что... что... - он мял и мял травинку, совершенно измочалил ее и выбросил, так и не подобрав нужное слово. -... К тому, - сказал он наконец, - что явления эти происходят повсеместно и совпадают по времени. К тому, что они не зависят от особенностей стран и народов... К тому, что искать тут надо не в стране или, скажем, в периоде существования человечества... Где-то вне.
- Это логично. - согласился я и хрустнул яблоком. Дичка активно противостояла уничтожению. Была почти деревянной твердости и с выраженным травяным вкусом. Немного отыщется в природе тварей способных стать ее естественными врагами. Будущее ей обеспечено. Думаю, и через тысячи лет она будет украшать собой Землю и провоцировать тем, что якобы она съедобный плод. Я раскопал сучком небольшую ямку и похоронил в ней остатки яблока и свои легкомысленные в отношении него проекты.
Интересно, что я тоже думал об этом самом "вне". Думал я, к примеру, что стадность наша неизбежно должна породить рано или поздно нечто на Земле не существовавшее дотоле, но ясно указывающее на наше, увы, уже нескрываемое присутствие в природе. Нечто вроде облака пыли и кислого навозного запаха, что долго еще висит в воздухе, когда стада уже прошли, но можно смело догадаться что они есть, и будут есть, и неважно сколько уж там коров, однако столько, что не учитывать их теперь нельзя. И о том, что перемены в обществе происходят отнюдь не потому, что политикам угодно их затевать, скорее, в том и состоит это искусство, чтобы раньше других почуять колыхания атмосферы умы питающей и применять его сообразно целям. И теперь вот подумал еще, боже мой, это ж как надо было исхотеться жить по-человечески, чтобы вышло у нас, в конце концов, поколение новых русских на племя. Боже мой... Будто семидесятилетнее рычанье и мычанье под подушкой по ночам вырвалось сейчас на волю, сгустилось и воплотилось, и пахнет от этого голимой метафизикой, да не отмахнуться, кругом тельцы с зубастой пастью, и, впрямь, такого не бывало еще. А если отвлечься от этих настроений, то получается, что есть что-то не вполне уже человеческое, некая промежуточность, которая как книга, что-ли, для богов, плохих или хороших, как зеркало или окно, в которое можно на нас посмотреть. В сумме. Но где-то ведь остался, должен быть, узор первотканный, вдоль которого вьется все сущее и настоящее. Не о нем ли сейчас разговор...

- И вы, стало быть, решили это нечто изучить? - спросил я. - Физическими методами?
- Да. Но одной физикой это не возьмешь, я пробовал... - Николай сковырнул пробку с бутылки и на несколько секунд стал похож на горниста, сосредоточенно застывшего с запрокинутой головой, прикрытыми глазами и с инструментом у рта.
-... Я пробовал. - повторил он возвращаясь. - ... гм, хорошее пиво! Такого не пробовал еще... Ты только такое пьешь?
- Я не пью вообще. - ответил я и приготовился к следующему вопросу.
- Печень, желудок..?
- Нет. Просто не пью. Так что там про физику?
- А... Да так, построили мы прибор один. Ну, это отдельная история. Я-то в геологии работал, ну и разговорился с парнем одним, электронщиком нашим. Хорошо бы, говорю, сделать такой прибор, вроде сейсмографа, чтобы улавливать настроение людей в массе. - тут спаситель немного замялся, - Идея хорошая, только вышло недоразумение. Целый месяц он паял, монтировал, настраивал... Я даже к нему переехал. Пиво мы с ним пили, чай. А когда готово было, пошли проверять. Понимаешь, нам надо было людей побольше собрать в одном месте. Где такое взять? Взяли полушку, купили билеты в кино и пошли. Фильм, помню, был такой, специфический. Охи-вздохи для мужского контингента. Прибор, видно, очень чувствительный был. Виктор мне говорит, отсядь, а то зашкаливает. Я отсел. Рядом места не было, я и перебрался на другой ряд. Засмотрелся, слышу сзади возня какая-то...

А еще, думал я тогда, совсем уж худо бывает от того, что ждешь, постоянно ждешь, что переменится вдруг мир, ветром повеет, разнесет мглу беспросветную. Станет вдруг ясно и светло. Но с каждым днем сильнее закручивается и без того напряженное это нечто, и выделываем тогда бог знает что, и от темноты в глазах не видим уже ничего. И падаем, падаем, падаем мы, пробивая собой землю до преисподней.
- Коля, а зачем вам все это надо? Прибор этот строить... Что вы хотите узнать. - перебил я его.
Спаситель умолк и обиженно посмотрел на меня. Очевидно я не вписался в его ожидания.
- Ну как же?.. - молвил он растерянно и по-детски округлил глаза, - Ты посмотри кругом... Осатанели, отупели все. Думаешь сами? Вдруг? Нет, это что-то гнетет сверху, пригибает к земле. Если определить это что-то, можно защититься от него, людей защитить. Может быть придется развернуть над городами купола и подключить их к специальному генератору, чтобы нейтрализовать это поле. Чтобы кончилась наконец эта дурь и дрянь вокруг.
- Понятно. ...А может нам всем помолиться по-настоящему, от сердца. Раскаяться? Уверовать? Может попросить у господа прощения?
- В религию я не верю. - отвернулся Николай, - Это удел слабых и ленивых, ждать царствия небесного. Его нужно делать самим. Своей головой и руками, а не надеяться на сверхъестественную помощь и спасение.
- ... Вы правы. Такой генератор уже есть. - мне отчаянно захотелось пойти куда-нибудь, где нет гения ума человеческого. - Знаете, я пойду теперь, устал что-то. Вы сегодня спасли меня от колеса. От колеса придуманного десятки тысяч лет назад. Вы собираетесь опять изобрести колесо, от которого потом придется спасать кого-нибудь еще. Через десятки тысяч лет. Желаю вам удачи...
Я использовал свою обычную в таких случаях тактику. Много лет назад мой декан, белея от бессильного негодования, при всех назвал мою речь извращенно-парадоксальной. Было интересно за ним наблюдать. Он и сам не понимал, какое оружие он мне подарил тогда. Пока Коля открывал и закрывал рот, пытался соединить воедино начало и конец моей тирады, я поднялся с травы и пошел не оборачиваясь.
Окружающая меня действительность внимательно следила за мной. Из кустов вынырнула белка и, кося глазом в мою сторону, в несколько прыжков забралась от греха на сосну. Я шел среди травы и деревьев, и птицы вспархивали при моем приближении. Считали чужаком. Вне. И рушилось с небес солнце...


3.
- ...тебя вышибут из редакции! - Маринка смотрела на меня умопомрачительными своими глазами цвета зеленой волны и пальчики ее едва заметно подрагивали на раскрытой газете. Забыл газету на столе когда уходил. - Тебя вышибут из редакции... - тихо повторила она, опустив глаза.
- Наверное нет?.. Сейчас другие времена. Сейчас можно говорить все что угодно. Наоборот, из этого, в конце концов, могут сделать себе рекламу... - я подошел к мойке и набрал полный стакан воды. Мой родник иссяк по дороге домой, чертовски хотелось пить. К тому же, меня, и в правду, уволили уже. Статья вышла два дня назад, а вчера мы не виделись, и я ей не звонил. Не хотелось ничего придумывать.
- Я пойду в повара! - идиотским, веселым голосом возвестил я, - Тебе ведь нравится как я готовлю?!.
- Зачем ты это сделал? Боже мой, ты ведь знаешь на кого ты... - Маринка потянулась к сигаретам, закурила, а я смотрел как пляшет огонек зажигалки, как он отсвечивает в уголках ее глаз, и догадался что там солоно-солоно. Я пробовал.
- Я просто необъективен. Я вижу в глазах твоих море. Две чайки парят над морем... с изломом тонкие брови... - я перегнулся через стол, вынул сигарету из Маринкиных пальцев и отвел в сторону челку упавшую на ее ресницы. - Я, видно, в тебе растворяюсь... когда погружаю, млея, в поток твоих прядей ладони. И сердце мое холодеет. ...Один веселый философ спросил, что же знаю я точно?.. Я знаю теперь, что звезды бывают не только ночью. Вот видишь, я не объективен. ... И я не могу спокойно смотреть, как всякие красивые девчонки забивают себе голову чепухой. И еще, мне надоело торчать в городе, и я еду в экспедицию с Максом. Он получил разрешение на разведку для японцев и берет меня в качестве высокогорного повара. Честное слово я не свалюсь!
- Когда... - голос у Маринки хрипнул и она кашлянула, - Когда ты едешь? Тебя уже выперли, да?..
Я покивал и затянулся Маринкиной сигаретой.
- Шеф позвал меня к себе и, шипя и оглядываясь все время, поведал, что ему позвонил сам мэр и сказал, что газета становится нерентабельной. Больше того, убыточной. Что я подставил его так, что он убил бы меня сейчас и съел, но у него больная печень и мост давно расшатался. Что он сейчас питается только кашами, а из меня каши не сваришь. Равно как и со мной. Поэтому он позвонит сейчас в отдел кадров и прикажет швырнуть мне мой контракт прямо в морду лица, а я должен не оглядываясь мчаться туда немедля, если хочу все это увидеть. Если я не верю ему. А если я ему верю, то лучше мне тотчас же молча растаять в воздухе, может быть тогда окажется, что все это страшный сон. Я сказал, что верю, и вышел. И в спину мне он крикнул еще, чтобы раньше чем через сто лет я даже не звонил ему. Хороший он мужик. Благородный.
- Я вчера к тебе приходила... А тебя не было дома. Поясок свой забыла. На диване. А теперь его нет... - Маринка помолчала. - Почему ты мне не позвонил?
- В три часа?
- А сегодня?
- Сегодня я только что пришел. Хочешь, позвоню сейчас?
- А вдруг меня дома нет.
- Значит мне не повезет. Но мне повезет, я везучий... - я снял трубку и вызволил из телефонной памяти Маринкин номер. Специальной кнопочкой. Я пропустил три гудка. - Привет, - сказал я и прислонился к стене.
- Привет. - отозвалась из-за стола Маринка.
- Как дела? - продолжал я разглядывая потолок.
- Нормально... - пожав плечами ответила Маринка, - ...Как у меня могут быть дела?.. У меня все обычно...
- У тебя грустные глаза. Почему? - я сполз по стене на пол и вынул из кармана сигареты.
- ...Откуда ты знаешь?
- Я телепат. Слушай, я нашел вчера какой-то поясок на диване, не твой?
- И куда ты его дел? - Маринка положила руки на стол и склонилась щекой на них.
- Повесил на стену рядом с твоей фотографией.
- У тебя нет моей фотографии, не сочиняй!
- Как это нет? Есть. - теперь я пожал плечами.
Маринка выпорхнула из-за стола и метнулась в комнату. Через несколько секунд она вернулась, остановилась около меня прикрыв руками лицо так, что видны были только глаза. У меня поехала голова от них. Пронеслось в мыслях -...оружие тотального поражения меня... - и поехала голова. Она отняла руки от лица, отвернулась к окну, а на щеке блеснула влажная дорожка, которая высыхала прямо на глазах. Маринка поджала губы, потом облизнула их и, опустившись рядом, поцеловала меня, я и опомниться не успел.

- Нравится? Ничего получилась, мм..? - я выпутывался из ее волос, пытаясь одновременно положить телефонную трубку на аппарат. Наощупь.
- А я даже не посмотрела... - проговорила она, устраиваясь у меня на плече, - ...Вошла, вижу, тебя нет, пояска нет. Так и сидела на кухне... - Ты голодный? Хочешь есть? - спросила она вскакивая и поправляя волосы. - Конечно хочешь... чего это я... Сейчас я тебя накормлю. Я буду готовить, а ты будешь сидеть и рассказывать мне что-нибудь. Или читать. Или, если хочешь, так посиди. Ты устал? Я по тебе соскучилась, где ты пропадал?.. - я опять окунулся в ее волосы, только теперь сам встал и притянул ее к себе. И гладил, гладил... Будто хотел запомнить руками каждую клеточку ее тела. Будто делал это в первый или в последний раз. И когда я набрался ее тепла до самой макушки, когда подкатил к горлу комок и ноги стали ватными, я выпустил ее и закурил, усаживаясь с ногами на кухонном мягком уголке.

Не знаю, почему я об этом вспомнил. Возможно потому, что было это все таким настоящим, словно островок, на котором только и мог удержаться тогда на время. И время переставало существовать, покорно превращалось в вечность и ложилось у ног охраняя покой.

...- Так когда ты едешь? - спросила Маринка, колдуя у плиты и поминутно оглядываясь на меня. - Вообще, странно, что Максим ничего нам не сказал о том, что уезжает. В конторе столько работы... Мы еще не сдали текущий отчет, а он уже новый заказ взял. А кто еще едет?
Я соврал ей про Макса, но ведь сегодня наверняка уже все подписано. Осталось только собраться, а у него все скоро делается. Как бы теперь половчее перевести разговор на другое... Ведь выяснится, что еду я и еще кто-то один, скорее всего Андрей. И что закинут нас с аппаратурой на дальнюю точку, куда, как в песне - только вертолетом можно долететь. И что есть у меня своя корысть в этой поездке. Но говорить об этом рано и лучше вообще не говорить. Маринка моя Маринка, угораздил тебя господь связаться со мной. В кого он метил... Мне и так пока не скучно, и поделом. А ей... Проку во мне, откровенно говоря, никакого, и на перемены рассчитывать уже не стоит. Возраст не тот.
- Еще неизвестно. - сказал я, - Еще не все бумаги готовы. Слушай, расскажи мне еще о силурийских отложениях в нашем регионе. Правда, что было на этом месте древнее море? Мне ваши ребята как-то сказали, что есть места, где даже на поверхности можно найти окаменевших трилобитов и все такое.
- Не знаю насчет трилобитов, но брахиоподы, ну моллюски, ракушки всякие, есть. Правда высоковато, если искать что поинтересней. А зачем тебе? Коллекцию хочешь собрать?
- Так спросил. Интересно все это. Представляешь, я вот смотрю в окно, вижу горы, горы, и ничего кроме гор и неба. А когда-то совсем другой вид открывался. Интересно. Мы видим только кусочек времени вокруг нас. И невольно думаем, что так было всегда. А было ведь совсем по-другому... И долго было. Просто миллионы и сотни миллионов лет по-другому. Неужели наши несчастные тысячи и сотни могут перевесить эту громаду. Неужели мы до того тупы и ограничены, чтобы не понимать нашей временности и мимолетности на Земле. Мы берем на себя роль преобразователей и созидателей едва вылупившись, не научившись толком стоять или ползать. И выходит тут так: либо мы нечто вроде глобальной катастрофы, вроде периода оледенения, и тогда останется после нас голая пустыня, которая позже обрастет. Опять же, через миллионы лет. Либо, действительно, есть в нашем существовании какой-то смысл и уж не в нашем понимании высший.
- Не очень поняла. Какой такой смысл?
- Навоз. - оскалабившись заявил я. - Разумеется, наш, вполне человеческий. Местами очень и очень радиоактивный, например. Но кому судить о пользе его или вреде для того, что будет после нас. Нам ли? И тогда выходит правильно мы живем очертя голову, пачкая в свое все, до чего дотягиваемся ручками своими загребущими. - я протянул алчно руки и пошевелил в воздухе скрюченными пальцами для наглядности.

Пожалуй, я перестарался тогда. Маринку даже передернуло. Впечатлительная она, тонкая. Юкка.




4.
Что ж, можно смело признать, что вылилась эта многодневная жара в мою депрессию. Я последовательно избегал Маринки, и других близких мне людей. Общался изредка и неохотно только с мало и вовсе незнакомыми. Отсиживался дома с выключенным телефоном. К двери не подходил. Много курил. И, конечно, думал и думал. Нельзя сказать, что мысли мои имели определенное направление. Нет. Тянулись они бесконечно и вяло, и горя в том не было, а лишь усталость порой, и тогда выбирался по вечерам побродить и глотал без удовольствия остатки дневного марева и гама. А если попытаться свести во что-то более или менее складное мои тогдашние размышления, то вольно им было, обессилев, падать перед некоею чертой, за которой начиналось уже форменное безумие. Едва разбираясь в собственных построениях, я неизменно приходил к одному - разрывы, прорехи в реальности, если угодно, в коих нет ничего такого, что можно было бы узнать и хоть как-то обозначить. Единственным, возможно определяющим признаком их, я полагал отсутствие течения времени. Дырки от бублика. Ячеи всеоплетающей сети. И раз уж добрались вы до этого места, то получите сполна - то, до чего я додумывался, совсем уж поперек вставало в моих мозгах: есть мысль при отсутствии головы, какой бы то ни было, слов и замысла. И некуда больше было ткнуть пальцем, хоть бы и в небо.
И Макс, потеряв надежду дозвониться мне или достучаться, влез однажды в раскрытое поутру окно и свесил с подоконника ноги в тайландских кроссовках.

- Так не пойдет. - объявил он отдышавшись. - В конце концов, я могу обойтись и без тебя. Но я не могу разбрасываться ценными кадрами в разгар сезона. Маринка не попадает по клавишам, а мы не попадаем в сроки с картами. Объяснись.

Я лежал в это время на полу, более прохладного места в моей квартире не было, пялился в потолок и... все, собственно. Больше ни чем не занимался. Пришлось подниматься и идти в кухню ставить чайник, из которого я выдул всю воду.

- Кофе будешь?.. - спросил я из кухни и не удержался, выглянул и с жалкой улыбкой присовокупил, - Где она?
Макс повернулся, посмотрел вниз, во двор, и показал туда оттопыренный большой палец.
- А зачем тебе? - гнусаво поинтересовался он и склонил голову набок.
Я шагнул к прихожей, прислушался и уловил все-таки еле слышное "тук...тук-тук" ее каблучков по лестнице.
- Ты меня еще берешь? - спросил я Макса быстро.
- ... Ну как тебе сказать... Ладно, я понял, не тупой. Машина завтра в шесть у офиса. Сегодня вечером жду у себя. - он снялся с подоконника и направился к выходу. - Кофе прихвати... Мыслитель чертов.
Макс отпер дверь и вышел, а я опустился на пол и слушал как совпадают Маринкины шаги со стуком моего сердца. Двух вещей мне хотелось одновременно - улететь в окно, сдирая о ветки деревьев кожу, и утонуть насмерть в зелени ее глаз. Летать я не умел. Когда она шаркнула туфелькой о порог, я поднялся и пригладил торчащие во все стороны вихры.
Она стояла в прихожей, смотрела на меня открыто и легко, как только она и умеет, и покачивалась мерно сумочка на длинном ремешке в ее руках. Маринка коснулась пальчиком моего подбородка: Колючий... Протянула мне пластиковый цветастый пакет и сказала:
- Там масло всякое, хлеб, яблоки... Завтракай, а я побежала на работу. Макс сердится, не успеваем... Зайдешь за мной после пяти?
Я кивнул, проглатывая комок со словами, которых так и не собрал воедино, она, качнувшись чуть с пятки на носок, повернулась на каблуках и вот уже опять за порогом. И утонуть тоже у меня не вышло. Зато я обнаружил, что голоден как никогда.





... пространство в котором мы живем. Среда. Измерение. Оно вокруг. Рядом. Везде. Есть. Его можно потрогать, ощутить, пережить... Окружающая меня действительность. Но есть другое.

Облака в высоком небе, солнечный блик отлетевший от стекла витрин. Бегущая по стеклу зигзагом капля дождя. ...Маринка смотрит в окно, а на щеке быстро высыхает светлая влажная дорожка. Локон стекает за ухо, бежит, струится во впадинке шеи и собирается у ключицы в завиток... Узор. Окружающая меня действительность вплетена в этот узор разноцветной нитью. Есть звук переплетен волосом тонким... колокольчик на ветру, шелест ковыля... Когда звуки остывают, они становятся ощутимы. Волокнисты. Деревья и травы, ткани живого тела - из них. Узор. Слово изреченное - имя - тело... На рисунок осядет пыль времени, вещество... Осядет, превращая узор в тело... Узор - вне. Beyond. Конец...

- О чем задумался?

Это Маринка спросила меня ночью, когда мы курили рядом на тахте, а за окнами неистовствовала луна. Полнолуние. Праздник безумия. Я помолчал немного, потом, вспоминая на ходу, прочитал:
- ...сквозь окна, в стену, боком, юзом - пьяна... пьяна... шизофреническая муза вошла... Луна...
Она лежала тихо и я понимал, что ей понравилось. Мне хотелось тогда делать все, что ей нравится. Я старался. Потому что утром я уезжал в горы.
- А еще?..
- Был потолок бел. На стол мотылек сел. Ветер волной лег - что-то шепнул Бог. ...Что-то сказал - там. Звездам, Луне... Нам.
- Что же шепнул бог? - включаясь в игру спросила Маринка.
- Если б я знать мог. - ответил я помедлив.
Маринка приподнялась, села спиной к стене, посопела и вдруг заявила:
- Все, хватит сидеть! Кофе хочу. Хочу большой толстый бутерброд, вот! Еще хочу тихую музыку и давай затопим камин. Думаю, господь имел ввиду именно это...
- Бутерброд? - я тихонько хихикнул, за что и полетел в следующую секунду на пол.
- Аэрофлот желает вам мягкой посадки! - фыркнула Маринка и бросила в меня подушкой.
Я стянул ее на пол вместе с постелью, аккуратно, стараясь не ушибить, и наклонился над ней, обнимая. Она билась как рыбка некоторое время, потом сдалась и уж тогда я поцеловал ее.
- Пойду варить тебе кофе... - шепнул я и поднялся. - И делать большой толстый бутерброд.
- Полежи еще немножко со мной... - негромко попросила Маринка.

5.

Машина, разумеется, стояла на месте, только трясло и подбрасывало. Ведь так всегда кажется, когда сидишь в кузове с брезентовым верхом и смотришь в дырочку как несутся мимо деревья и плавно поворачивается далекий горизонт. А сзади, уносясь пыльной струей, стремительно убегала дорога.
Сзади, уносясь пыльной струей, оставались дни и недели. А я был на месте, пытался сделать неведомый мне пока шаг, и впору было упасть на землю, как тогда, в парке, и замереть, но не падалось, ибо и упасть тоже нужно вовремя и умеючи. А ведь тогда я что-то пропустил, не понял. Но сумел. ...писать мелом белым по белой стене во тьме...
Где она, дорога эта, дорога, ведущая тебя туда, куда и хода-то не проложено, но он есть и его чувствуешь. Чувствуешь телом, как, бывает, дохнет из открытого летом окна просторами и степью. И не веришь глазам, что это город шумит там внизу; и смешивается в голове - что настоящее? И грань безумия до того близка и ощутима, что держишь себя за ворот, чтобы не шагнуть однажды вот так в ковыль с четвертого этажа, и продирает от мысли, что самое возможное, чего не ждешь - это самый ковыль и есть. Что оказаться по колено в нем - самое страшное для ума событие. И отступаешь, и пятишься, и буквально отрывается что-то проросшее в тебя извне. И долго еще саднит и ноет внутри. И лучшее, что можно сделать сегодня для себя, это не подходить больше к окну. Огромное, всеобъемлющее нечто заглядывает в тебя больно, и цепенеешь под этим взором... А если ему довериться?.. Если открыться. Если боль эта, не более чем вскрик поверженного ума.
Замечал, что свойственно человекам представлять ум свой чем-то свыше, над телом. Управителем и распорядителем чувств и ощущений. Беспристрастным кормчим. Увы, мой не радовал меня. Впадал в отчаянную истерику при одном лишь прикосновении к заповедной черте и уводил, уводил под любым приблизительным предлогом кривыми окольными тропами. Без умолку трещал привычные готовые лозунги, частил, семенил и притоптывал на месте, а порой и мчал сквозь собственные дремучие заросли прочь, прижавши уши и зажмурившись. И можно было бы заранее отвлечь его какой-нибудь безделицей, но состояния эти приходили неожиданно, где уж тут приготовиться. Но кое-что я все-таки придумал.

Андрей, сотрудник Макса и мой теперешний начальник, тот, что дремал сейчас рядом на куче ящиков с оборудованием, с тюками брезента и кошмы поверх них, рассказал мне однажды, что за миллионолетия геологических перемен некоторые участки земной поверхности не сдвинулись сколько-нибудь заметно, остались практически на месте. Что есть, например, в наших горах вершины, которые раньше были рифами древнего моря, царившего здесь необъятно, но море ушло, а они так и остались недвижимы, разве что вознеслись под самые облака. Сказал он буквально, что координаты их на местности не изменились с тех пор. Что-то сошлось тогда в моих размышлениях, соединилось и стало цельным. Если принимать мир льющимся вдоль линий неощутимого узора, сложность и неповторимость его - переплетением первозданного рисунка, то, да, должны быть места, узлы, откуда все струится и растекается, и собирается опять, и во времени эти места неизменны. Или, скорее всего, плещутся там волнами реки разных эпох, и нет какой-то одной. А на самом тонком уровне таких узелков не счесть, и увидеть их можно только выйдя из потока. Оказаться вне его, beyond. Тут-то и станет виден узор. Поэтому несло меня в кузове "ГАЗ-66" с ящиками, тюками, Андреем, умеющим сладко спать на чем попало в какой угодно обстановке и просыпаться мгновенно бодрым и свежим; несло к последней нашей точке, где мы должны были оборудовать на горе ретранслятор для связи рабочих групп с базой и другими такими же точками. Рифы, о которых рассказывал Андрей, были совсем недалеко от нее. И зачем-то я решил туда попасть.

Позже, когда мы с Андреем расположились на стоянке в ожидании вертолета, который должен был доставить нас на верхушку хребта, и я, распоряжаясь желудками нашими и продовольствием, нарезал соломкой картошку и овощи для салата, напарник мой завел разговор на темы касающиеся литературы и именно языка. Завел неожиданно, пользуясь, видимо, моментом и отношением моим к этой деятельности. Верно ли, спросил он, что в языке испокон веков заложен древний, давно утраченный нами закон управления, лучше, единения с силами природы, и что заклинания, и в правду могут вызывать бури и штормы, исцелять и поражать людей.
- Как ты думаешь, - спросил он меня, прикуривая от уголька, - что в слове может быть такого, сверхъестественного, что ли, почему вокруг этого столько разговоров?
- Почему ты сам заговорил об этом? Очень хочется управлять? Исцелять и поражать? - я улыбнулся и помешал на сковороде картошку. Надо сказать, что Андрей мужчиной был весьма спортивным, и его вечная готовность покорять все что угодно вызывала во мне изумление.
- Да нет, не поэтому... - возразил он и потянулся на подстилке. - Просто, - он лег на спину и мечтательно засмотрелся в вечереющее небо, - мне непонятно, как можно вызвать что-то, произнеся всего слово. Вот я скажу сейчас - туча, туча... Что она появится, что ли? Да хоть сто раз скажи, не появится. Я вот в фильме одном видел, маг там или колдун, встал вот так, протянул руки к небу и проревел что-то. И сразу ветер поднялся... Страшный ураган. Что он собачка, посвистел и тут как тут? Сказки все это. Только все равно интересно: ладно, допустим фантастика, а в книгах, между прочим, в старинных, что тоже выдумка? Почему и тогда, и раньше, и сейчас выдумывают одно и то же? Что-то в этом есть, не спорь. Дыма без огня не бывает.

Я и не спорил. Для нашего разговора особенного моего участия не требовалось, только присутствие, и картошке не грозило подгореть, ведь я заводной; но бред это все, если подумать, точно бред... Как нарочно все складывалось так, что думал я и думал о своем, поражаясь невольно нескончаемой веренице совпадений вокруг меня. Словно нужно было зачем-то увести мой рассудок с рациональной колеи. Я снял с примуса сковородку и поставил бронзовый кофейник, который вечно таскал с собой. Какой-то неуловимый аромат содержался в нем и переходил в любой напиток, что в нем готовился. Что за напиток готовился в моей голове и почему в моей, однако, перебегали по спине мурашки предчувствия чего-то, я такие перебегания люблю, и точно я псих и нарываюсь вечно. И надо меня держать от нормальных людей, от Маринки моей, на расстоянии и близко не подпускать....

1997г.
(незакончено)
а через пару месяцев снова движуха. ©Crash_71
других развлечений в деревне просто не было! ©Олька
swift

Аватара пользователя
 
Сообщения: 877
Фото: 0
Зарегистрирован: 23 дек 2017, 00:35
Благодарил (а): 515 раз.
Поблагодарили: 288 раз.
Откуда: Таганрог
Возраст: 56
Я: Парень
Баллы репутации: 55

Стихи и не только - обо всём

Сообщение swift » 04 ноя 2018, 04:05

вспомнилось что-то. .. к нашим беседам о стране.
очень давнее. не судите строго. :))

* * *

Бездорожье кругом,
распутица...
Беспутная страна.
Преступница.
Разбитная девица
кабачная
Полупьяная,
полумрачная
Грязно тело,
да душа светится.
Было дело..,- вздохнет
и крестится.
По дорогам в грязь,
по ухабищам,
Да не по райским садам,
все по кладбищам.
Пьяным эхом гуднет
по околицам -
Было дело..,- вздохнет
и молится...

... А в снега...
Как невеста - белая.
Эх, страна ты моя,
оголтелая!
Испокон твоя
доля-долюшка
Направленье одно -
поле-полюшко.
Пей, гуляй... Да тоскуй,
где привалишься.
Мне с тобой хорошо!
Ты мне нравишься.
Ты мне голову кружишь,
бедовая...
Эх, страна ты моя...
бестолковая.
(87 г.)


и еще одно, тоже из давних. просто так.

Спал.
Звонят.
Встал,
Подошел,
Открыл -
Никого.
Ушли.
Куда, на ночь глядя, в такую погоду..?
Побежал,
Догнал.
Убедил,
Вернул.
Пока сидели
Вздремнул.
Все съели.
Поблагодарили,
Уходят...
Просил заходить.
Так с тех пор не заходят.
Чудаки.

(89)


и еще одно, на ночь глядя. :))

* * *

Он брел в февральскую пургу
И наклонялся под порывом...
Тогда мерещилось ему,
Что мир разнесся снежным взрывом,

Что нет ни улиц, ни мостов,
Домов, согретых желтым светом.
Что он Галлева комета
И круг вершит в пыли миров...

То, вдруг, из колкой круговерти,
Неясным, призрачным пятном
Бросал ему навстречу ветер
Виденье... Двое за столом

Сошлись в стремлении едином
Поладить мирно, навсегда.
Один окутан светом дымным,
Другой весь в черном. Сатана.

И между ними горстка зерен
Златится бледно на столе
И тот, который ликом черен,
Уж заикнулся о цене.

И даже слышалось в смятении
Как эти двое торг ведут,
Что цены вскоре возрастут
И спрос превысит предложение.

Но, слава богу, фонари
Еще встречались в белом мраке
И близко тявкали собаки,
И возвращали твердь земли.

Так, безучастный и бездумный,
В полубреду, он шел и мерз,
И ночь вокруг была безлунной,
И донимал его мороз.

А он гулял. Представьте, просто
Намаявшись от суеты,
Бежал от тысячи вопросов
В объятья стылой пустоты.

Есть теплый дом. И все в нем гладко,
Но только мучила его
Неразрешимая загадка -
Где-то теперь его зерно?

Чьей теплотой оно согрето.
Каким беременно ростком.
Или взаправду он комета,
Или, теперь уж, снежный ком.

Не знаю... Не берусь ответить.
Скажу лишь то, что видел там.
Я в парке был. И на рассвете
Нашел конец его следам.

Цепочка черная кончалась,
И дальше был нетронут снег.
Как лист бумаги. Тот же цвет.
И так же свят, коль не касалась
Его в сомнении душа.
...............................
И так была погода хороша.
Мороз и солнце...
а через пару месяцев снова движуха. ©Crash_71
других развлечений в деревне просто не было! ©Олька
swift

Аватара пользователя
 
Сообщения: 877
Фото: 0
Зарегистрирован: 23 дек 2017, 00:35
Благодарил (а): 515 раз.
Поблагодарили: 288 раз.
Откуда: Таганрог
Возраст: 56
Я: Парень
Баллы репутации: 55

Стихи и не только - обо всём

Сообщение Au.gim » 04 ноя 2018, 08:18

Эх, Свифт... Не беседовать нам о прекасном с глазу на глаз. :Грустный:
Лучше быть голым с чистой и доброй душой, чем в богатой одежде, а под ней все скверны мира ! :Отдыхаю:
Умение держать себя в руках - благородность мудрого.
Au.gim
Почётный гражданин форума Оказывает помощь сайту
Почётный гражданин форума  Оказывает помощь сайту

Аватара пользователя
 
Сообщения: 3688
Фото: 29
Зарегистрирован: 01 дек 2013, 05:54
Благодарил (а): 312 раз.
Поблагодарили: 245 раз.
Откуда: где-то в России
Возраст: 52
Я: Семья
Баллы репутации: 54

Стихи и не только - обо всём

Сообщение swift » 04 ноя 2018, 16:57

Au.gim писал(а):Эх, Свифт...

Что за пессимизм. :Улыбаюсь: Может и придется еще.
а через пару месяцев снова движуха. ©Crash_71
других развлечений в деревне просто не было! ©Олька
swift

Аватара пользователя
 
Сообщения: 877
Фото: 0
Зарегистрирован: 23 дек 2017, 00:35
Благодарил (а): 515 раз.
Поблагодарили: 288 раз.
Откуда: Таганрог
Возраст: 56
Я: Парень
Баллы репутации: 55

Стихи и не только - обо всём

Сообщение Au.gim » 07 ноя 2018, 08:02

Хорошо бы с друзьями да с глазу на глаз
Помечтать, погудеть ни о чём не заботясь.
Только денег вот мало... надо много на раз,
Чтобы пить и гулять то мгновенье не жмотясь.
TGI
Лучше быть голым с чистой и доброй душой, чем в богатой одежде, а под ней все скверны мира ! :Отдыхаю:
Умение держать себя в руках - благородность мудрого.
Au.gim
Почётный гражданин форума Оказывает помощь сайту
Почётный гражданин форума  Оказывает помощь сайту

Аватара пользователя
 
Сообщения: 3688
Фото: 29
Зарегистрирован: 01 дек 2013, 05:54
Благодарил (а): 312 раз.
Поблагодарили: 245 раз.
Откуда: где-то в России
Возраст: 52
Я: Семья
Баллы репутации: 54

Стихи и не только - обо всём

Сообщение swift » 17 ноя 2018, 00:30

еще немного. :)
вы скажите, если перегружаю тему)

Этюд в серых тонах


... Широкая, мощеная плиткой аллея. Ветер раскачивает ветви. Ветер стремительно несет с запада тревожные тучи. Холодает с каждой минутой. Влекомый пыльной струей обрывок газеты, за ним нелепо кувыркается бумажный стаканчик от мороженного. Потемнело и свет словно припал к земле...

За окном шуршал дождик. Всего час назад были и ветер и пыль. Вот газеты не было. Клок грязной упаковочной бумаги волочился по дороге, пугая машины. Нет, газеты не было.

... вчерашняя газета. Вчерашний день страны уходил в небытие, оставляя опавшие листья вчерашних газет. Вот только она была живая, дышала, пульсировала каждой строчкой, каждой буковкой...

Пришли дожди. Мелкие, сыпучие как сквозь сито, дожди. Кажется, это воздух переполненный влагой сгущается, кажется дождь рождается прямо перед лицом. Дождь с утра. Дождь весь день. Вечером тоже дождь. Такое время.

... Нет никого на аллее. Непогода загнала всех в дома...

Тихо. Только изредка мокро прошелестит автомобиль. Тихо и спокойно. Сама вечность приходит с дождем. Небо похоже на потолок необъятной комнаты. Кажется дом теперь - весь мир. Дом. Люди в домах. Счастливые узники непогоды.

... почти молча. Будто кто-то обрек их на жизнь длиною в несколько часов.
... часы мелко сучили колесиками. Они деловито ткали Время. Добротное, грубоватое полотнище материи. Да и не Время даже - так, времечко. Денечки- ночки- суточки. Месячишко- годик-другой....

Нет, это неверный образ, плебейски высокомерный. А будет так : ... деловито ткали время. Добротное, грубоватое полотнище материи. Серое, без причуд и узоров, оно расползалось по комнате. Точка.
“ Почему, собственно, главные герои должны быть сплошь высокими и статными или, хотя бы, плотными и крепкими. Да, еще по-мужски привлекательными. С сединой там или без... Черта с два вам.” Он вернулся к карандашу и бумаге и набросал образ мужчины невысокого и не статного, подвижного, но не энергичного, а, скорее, с кошачьей какой-то ленцой. Который вроде и не знает, чего хочет, но всегда и везде определенно знает чего НЕ хочет. Упрямо не хочет, до раздражения окружающих, до... словом, легче убить. Это было конечно не все, но было уже на что посмотреть, когда он зашевелится, задышит, заговорит.
Он перечитал написанное, усмехнулся. “ Сейчас я вам положительного, ага... Положительного положите куда-нибудь. Возможно дальше. Не будет ангелов с мужественным лицом. В природе нет и у меня не будет.” Он отложил карандаш...


Он отложил карандаш. Стало тише. Нет звука дождя. И дождя нет. Высыпалась отсеянная порция, теперь набирается следующая. Мир за окном застыл. Не напряженно, не в ожидании. Легко. Природа мудра... Куда ей спешить? Сколько до и сколько после - разве важно. Важен миг. Вечно длящийся миг.

Сегодня серый философ
Размыл очертания. Пасмурно.
Серый философ поднимет посох,
Возденет руки - нет рук. Уже сумерки.

Нет и посоха. Это дождь.
Хоть не досуха, а выпал весь.
Хоть не холодно, а колотит дрожь.
Всюду Серое - голу-Нет, полу-Есть.

Многоцветная ткань материи
Вся повыцвела.
Вот и время-философ - Серое.
Выступило.

... Он вздохнул и прошелся по комнате. Постоял у книжного шкафа. Пробежал глазами по корешкам. “ Книга - это дверь. - подумалось ему, - Дверь в другой мир.” он представил себе тесную пустую комнатку, стены которой составлены сплошь дверьми. “ Водишь взглядом от одной к другой, не зная на какой остановиться. Наконец, выбираешь... Шаг, тянешь на себя, открывая. Эти двери не толкаешь. Вламываться тут нельзя. Поторопишься - свернется задверный мир, потускнеет. Унылой кладкой строк встанет перед тобой. Не пробьешься...”
За окном прогрохотал грузовик. Он отошел от шкафа и приблизился к окну. Пасмурное утро. “ Хорошо. “ - подумал он.
- Хорошо, - сказал он еле слышно.
Сидящая в кресле женщина подняла глаза. Темно-красное яблоко выскользнуло из ее рук и скатилось на колени.
- Что? - спросила она.
- Ничего. - ответил он, - Так.
Женщина помолчала и...


Собственно, не очень-то она и женщина. Молода. А так, конечно.

...- Странный ты. - сказала она, словно вынесла приговор.
- Да..? - почти не спросил он, - Это плохо?
- Плохо..? - она подумала, - Это странно... Странно, что я с тобой.
Он не оборачивался. Стоял у окна, прислонясь к холодному стеклу лбом. “ Лбом к холодному стеклу - льну...”- думал он.
- Знаешь, почему я с тобой? - спросила она.
- Знаю... Наверное.- он подышал на стекло.
- А я не знаю. Скажи?
- Если подышать на стекло, оно запотеет, затуманится, и уже неясно, что там, за ним. Может быть тебе нравятся туман и запотевшие окна?
Женщина молчала.
- Часы остановились...- сказала она.
- Они просто дошли наконец до конца. Вот и вечность наступила. - улыбнулся он.
- Тогда я останусь с тобой, можно? - тихо спросила женщина.
- Вечно? - спросил он.
- Сколько можно. Пока не умру.
- А ты и не умирай никогда, хорошо? - попросил он.
- Я попробую...
Он повернулся к ней, угодив во взгляд серых, с голубыми кристалликами, глаз. Подошел, плавно опустился на пол у ее ног. Прижался лицом к прохладным ее коленям. Нежно провел руки между ее спиной и креслом, обнял ее за талию и, положив голову на колени, закрыл глаза.
Время останавливалось, растягивалось, ползло по швам, разваливаясь и разливаясь серой, с голубыми кристалликами, легкой жидкостью. Женщина опустила руку на его голову, погладила висок.
И наступающая в мире вечность смотрела сквозь окно на их застывшие в сумерках комнаты фигуры и растворяла вокруг них пространство и материю, погружая все в небытие.

...- Дедушка, они умерли? - спросила девочка, придвинувшись невольно к старику.
- Нет, что ты! Они жили долго-долго. - успокоил девочку старик.
- А они были? Или ты всё это выдумал? - строго спросил мальчик, кидая горсть листьев в огонь.
- Выдумал... Но не всё. - ответил внуку старик и погладил его по голове. Он смотрел как стелится голубой дымок костра, как он смешивается с туманом, укутывающем деревца небольшого сада. Одиноко висевшее на ветке позднее, темно-красное яблоко, сорвалось и, подпрыгивая, подкатилось к ногам девочки.
По песчаной дорожке сада к ним подошла молодая женщина.
- Дети, все уже на столе, - сказала она и, обратив укоризненный взгляд серых, с голубыми кристалликами, глаз на старика, покачав головой, добавила, - Папа, ты весь промок. Пойдем.
Уже на тропинке, старик обернулся, заметил оставшееся в жухлой траве яблоко, вернулся и, подняв, сунул его в карман...



Часы надо завести.
а через пару месяцев снова движуха. ©Crash_71
других развлечений в деревне просто не было! ©Олька
swift

Аватара пользователя
 
Сообщения: 877
Фото: 0
Зарегистрирован: 23 дек 2017, 00:35
Благодарил (а): 515 раз.
Поблагодарили: 288 раз.
Откуда: Таганрог
Возраст: 56
Я: Парень
Баллы репутации: 55

Пред.

Вернуться в Культурный досуг

Кто сейчас на форуме нудистов

Сейчас этот форум просматривают: Bing [Bot], Docent, mansonsCat, Миха1802, Танятан и гости: 290

    Помочь с оплатой ежемесячного содержания нашего сайта и видеочата
    Пожертвовать
    Видеочат нудистов
    В целях пропаганды натуризма, а также знакомств и дальнейшего совместного отдыха, призываем распечатывать и раздавать на пляжах (размещать на интернет ресурсах, в т.ч. Вашего региона) визитку сайта.
    сайт нудистов форум нудистов нудистские пляжи пляжи нудистов