Приглашайте единомышленников в соответствующие "Клубы знакомств нудистов" путем опубликования ссылок на наш сайт на региональных форумах

Стихи и не только - обо всём

Натуристическая живопись, книги, музыка, фильмы
Правила форума
Перед созданием новой темы убедитесь в отсутствии подобной на форуме.

Стихи и не только - обо всём

Сообщение Виктор Жук » 27 окт 2011, 09:55

Старые участники клуба "Гимнос" знают о том, что, кроме н-клуба, мне в середине 90-х гг. посчастливилось стать соучредителем литературного объединения в Новосибирске. Оно существует и поныне, называется "Студия доброго слова" (СДС). С 2001 г. я прекратил всякое участие в делах Студии, но до сих пор получаю приглашения прийти в гости. У кого есть желание познакомиться - собираются в клубе Станиславского (КИС) два раза в месяц, вроде по четвергам (если ничего не изменилось). За время деятельности СДС издала множество сборников стихов и малой прозы как своих авторов, так и наших иногородних друзей. Издавали мы и литературные мини-газеты. Сотрудничали и обменивались произведениями с себе подобными по всей России. С тех пор у меня дома остался немалый архив таких изданий Студии, в том числе периодических. С удовольствием предложу вашему вниманию стихи из этого архива. Скажу сразу - моих там нет, не хватает на это таланта. Но, поскольку самиздатом занимался и я лично, и публикацию стихов и малой прозы доверяли мне, то, считаю, что имею на это право. Присылайте и вы сюда свои авторские произведения (и своих друзей) - стихи и прозу небольшого объёма.
Будь голым, когда можно и одетым, когда нужно!
"Не обнажённость оскверняет глаза, а испорченность глаз опошляет обнажённость" (Св. Филарет Московский).
Виктор Жук
Почетный гражданин форума
Почетный гражданин форума

Аватара пользователя
 
Сообщения: 18167
Фото: 55
Зарегистрирован: 18 июл 2011, 21:04
Благодарил (а): 1833 раз.
Поблагодарили: 1825 раз.
Откуда: Новосибирск
Возраст: 52
Я: Семья
Баллы репутации: 238






Стихи и не только - обо всём

Сообщение Au.gim » 03 дек 2018, 12:56

Я тоже надеюсь.
Лучше быть голым с чистой и доброй душой, чем в богатой одежде, а под ней все скверны мира ! :Отдыхаю:
Умение держать себя в руках - благородность мудрого.
Au.gim
Почётный гражданин форума Оказывает помощь сайту
Почётный гражданин форума  Оказывает помощь сайту

Аватара пользователя
 
Сообщения: 4471
Фото: 29
Зарегистрирован: 01 дек 2013, 05:54
Благодарил (а): 387 раз.
Поблагодарили: 312 раз.
Откуда: где-то в России
Возраст: 52
Я: Семья
Баллы репутации: 64

Стихи и не только - обо всём

Сообщение swift » 09 янв 2019, 03:50

Время сошествия звезд


Луна, чуть ослабленная шторками из узких полосок вьетнамского тростника, висела, блистая в своей полноте, в ясном полуночном небе. Звезды, вечные спутники мореходов и путешественников, переливались в струях воздуха, поднимавшегося от нагретой за день земли. Долгожданный, свежий до опьянения, весенний ветер вливался сквозь раскрытое настежь окно в мое жилище. Я сидел в кресле у окна, задрав ноги на подоконник и наслаждался. Это был какой-то экстаз. Не исключаю воздействия полной луны на психику душевнобольных. Не исключаю. Со мной творилось нечто подобное.
Омытая свежей прохладой память, выдавала картины моего прошлого с предельной ясностью. Кажется, мог бы вспомнить все, если б захотел. Это было удивительно. Похожую лунную ночь довелось пережить мне однажды на море. Спокойное, разлитое до края Земли бездонное море, мягкий рокот гальки в прибое, звонкий смех девушки... И ветер. Непрерывно летящий с моря ветер. И, рассыпанные щедро, влажные звезды и..., словом много всего. Вышла бы “ Лунная история” или что-нибудь в этом роде. Но память девица капризная, ее нельзя приручить. Она подсунула мне эпизод из той, далекой теперь ночи, смысл которого дошел до меня только сейчас. Это случилось в одном курортном городке в начале 80-х.

-... Юль-ка! Юль-ка! - орали мы хором, стоя у края клумбы под окнами небольшого двухэтажного корпуса. Мы - это Виктор, Марина, Гора-Егор и я - все провинциалы из разных городов родного, теперь почившего в бозе, Союза. То ,что мы были провинциалы, оказалось весьма удачно.Во-первых, мы не заносились друг перед другом, а во-вторых, догадайтесь сами... Ну конечно, только провинциалы, не испорченные югами, могли вкушать и вкушали уж, поверьте, всю прелесть бархатного сезона на Черном, уже давно кинематографически усвоенном, море.
- Юлька! - прогорланили мы еще раз, прежде чем на балконе появилось очаровательное - пусть простят мне остальные женщины мою пристрастность - создание девятнадцати лет из Воркуты.
- Н-ну как?! - осведомилось оно с высоты своего совершенства и со второго этажа.
Чего уж там, она мне нравилась. И Горе тоже. Но у меня шансов было больше, ведь он молчун, а я нет. Снисходя к нам по винтовой - милая причуда строителей - лестнице, Юлия призрачно сияла в лунном свете шелком длинного, до пят, приталенного белого платья.
- О-о-о! А-а-а! Ах! - завыли мы на разные голоса, выражая восхищение. Витя даже пытался упасть в клумбу, из которой я, нагнувшись, добывал для Юльки розу. И поэтому он упал на меня, а я на цветок. Это скомкало и цветок и впечатление, которое я хотел произвести. А Егор, подав даме ру-ку, получил лишнее очко.
- Куда пойдем? - кокетливо спросили нас девушки.
Танцы уже кончились и мы решили погулять по центральной аллее и уж потом, разбившись на пары, идти к морю. Попробуйте разбить пять человек на пары и вы узнаете, сколько нам пришлось гулять.
Отступая назад, расскажу как мы перезнакомились. На второй день пребывания в доме отдыха, в столовой появилось объявление:
“ Желающие совершить поход в горы, сбор возле столовой в 10.00. Адмистрация.”
Пришло чуть больше десяти человек. Двенадцать. Пятеро молодых, включая меня, две подруги-“шестидесятницы”, супружеская пара с огромным биноклем и еще большим термосом, мужчина неопределенного возраста с очень румяным лицом - позже я догадался о природе его румянца и постоянно приподнятого настроения - и наша.., наш.., вот задача... Наша женщина-культмассовик! Да, еще был один неясный старик. Я про себя так и назвал его - Неясный Старик. Держался он немного отстраненно, но не с вызовом и уж не от скромности, точно. Мне он напоминал персонаж второго плана из хорошего фильма. Режиссеры вводят такую роль в тех случаях, когда, кроме очевидного, намекают на скрытый смысл картины. Одним словом, что-то неясное. Во время этого похода мы и сплотились вокруг...меня. Нескромно. Но это правда. Я был немного старше, наивно названные горами холмы с буйной растительностью дали мне, уроженцу поистине горных мест, великолепное преимущество и, кроме того, я знал песни “шестидесятников” и тем завоевал расположение и массовички, и двух подруг, и...Юлькино. Но это было все. В остальном я не преуспел. Я не стал вожаком, только равноправным членом нашей пятерки. С того дня мы держались вместе, отзываясь на все попытки администрации разнообразить наш отдых. Мы совершили все предложенные экскурсии, однажды даже предприняли самостоятельную вылазку в горы и попали под дождь. Когда Юлька перестала чихать, мы поклялись на гороховом супе в горы больше не ходить, а бывать на море. Чему и отдавались с упоением и даже отпиванием от моря во время купания в шторм.
Что же до того вечера, то, возвращаясь к нему, скажу, что Гора-Егор, после шестого по счету рейда вдоль аллеи, сдался и пошел спать. Разбиться на пары стало несложно.
Мы шли с Юлькой по тропинке, спускаясь к пляжу, я рассказывал что-то веселое, она смеялась. Ночь обступала нас со всех сторон, приближая друг к другу. У моря Юльке пришла в голову мысль, которую я вынашивал уже несколько дней.
- Давай искупаемся ночью! А?! - предложила она и я замер от восторга, - Я даже купальник надела. Давай?!
- Давай, ага. Ну. - я чувствовал легкое разочарование по поводу купальника.
Искрящаяся в свете луны и звезд вода... Нет. Звезды просто отражались в ней, но это тоже прибавляло к воде немало. Море было фантастическое, Юлька в нем, тем более. Мы плыли рядом к луне и ее отражение прыгало как мячик на волнах. Мы плескались и брызгались у берега, и вдали слышался, вторящий Юлькиному смех Марины. Они тоже купались. Я подумал еще спросить у Виктора, как. С или без. А потом, когда, разрезвившись, Юлька ударила ногу о камень, я вынес ее мокрую и блестящую на руках и, наконец-то, поцеловал. В первый раз. Забегая вперед, скажу что и в последний. Потом я проводил ее, очаровательную и притихшую, в корпус и, не зная куда деваться от переполнявших меня чувств, вернулся к морю.
На берегу никого не было. Только я, море, луна и звезды. И ветер. Легкий ночной бриз шевелил волосы на голове и мысли внутри нее. Вы видели как просвечивает лунный свет набегающие на берег волны? Я видел. Зрелище. Я даже не услышал звука шагов по гальке за спиной. Тут бы и кончалась история, реши я назвать ее “Лунной”...
Когда я обернулся, высокая тощая фигура была уже совсем близко. Это был Неясный Старик и он шел прямо ко мне.
- Ну и как? - спросил он, подсаживаясь, словно все окружающее было творением его рук.
- Здорово. - ответил я, давая ему место рядом на камне.
Неясный Старик промолчал и протянул мне сигарету. Я взял и мы закурили.
- Неужели, это все просто так? - спросил я.
- Что? - переспросил он, щурясь на луну.
- Все это. - Я обвел глазами небо и море и процитировал, - Среди звезд Луны пятак. Ярко светит. Просто так.
- Я видел как вы купались. - вместо ответа сказал старик. - Было красиво.
Я молчал, ожидая ответа, а может вовсе и не ожидая, а прислушиваясь как колошматится о грудь сердце, словно глупая птица. Старик поманил меня пальцем и шепнул:
- Голышом?
Я отрицательно качнул головой.
- Жаль, - отозвался Старик, - было бы органично.
- Чему? - спросил я, мысленно с ним соглашаясь.
Он повторил глазами мое движение, - Всему этому. Это все не просто так, поверь.
- Было бы грустно. - опять согласился я, думая о своем.
Временами мне казалось, что не было этих многих и многих миллионов лет, что вот он мир, расстилается предо мной, такой же новенький как и тогда, в час творения. Сколько существ переплескалось в волнах вечного моря, радуясь жизни... А мир взирал на них бесстрастно, пребывая вне времени.
- Это было бы органично всему этому. - повторил Старик. - Как дети этих звезд...
Я невольно поднял глаза на небо. Мириады колючих точек висели надо мной, теснясь, смотрели сквозь с трудом вмещающее их небо вниз, на нас, на наш мир. И одна из них чиркнула по небосклону.
- Вы видели? Звезда упала... метеорит. - поправился я.
- Видел. Звезда сошла. Чья-то душа...- он так и сказал: сошла. Я никогда раньше не слышал, чтобы так выражались. Но мне понравилось.
- У тебя есть душа? - спросил Неясный Старик, видимо, заводя какую-то важную для него тему.
Вспомнив про сердце-птицу, я решил что, наверное, да, есть.
- Наверное есть. - подыграл я Старику. Я угадал. Ему не нужен был мой ответ.
- Найди на небе звезду, которая ярко вспыхнет, когда ты на нее посмотришь. Заметь, если она пульсирует в такт твоему сердцу - это она. Твоя душа. Следи за ней всегда когда можешь. Когда она упадет - это будет значить, что ты умер.
- Я, наверное, и так буду знать. Без звезды. По ощущениям.
- Не всегда, юноша. Не всегда. - Старик задумался.
Я не мешал ему, думал о том, что если звезде мигать в такт моему сердцу сейчас, то это может привлечь чье-то внимание.
- Ты знаешь, - начал наконец Старик, - есть много объяснений нашей связи со звездами. Я верю в одно. Звезд на небе столько, сколько живых душ.
- Но ведь сейчас живет очень много людей, больше чем звезд на небе. Видимых.
- Значит не все имеют душу.
Дальше он рассказал мне, что, если не заботиться о душе, она покидает тело. А тело остается. Но пустая оболочка. Способная есть, пить, размножаться и очень, очень заботиться о себе.
- Живой труп? - подсказал я.
- Похоже. И внешне это почти не заметно.
- А душа, что же, исчезает бесследно? - вновь спросил я.
- До следующего воплощения. И так до тех пор, пока разовьется. И сможет жить без тела.
Это было похоже на древнебуддийские предания, которыми я интересовался. Я решил выслушать его до конца.
- Когда люди больше обеспокоены физическим существованием, они сами того не замечая, теряют смысл жизни. И пустота, которая образуется внутри, гложет, изъедает их. Они совершают бездумные, иногда жестокие поступки. Их жизнь становится трудной, они начинают болеть.
- Я знаю несколько вполне бездушных, по признакам, людей, но весьма здоровых. И даже очень.
- Болезни бывают разные. Злоба, зависть, жадность, глупость, наконец... Много разных болезней.
- То что вы говорите, многое может объяснить, но звезд не становится меньше... - попытался я возразить ему.
- В истории человечества бывали времена, когда сходили звезды и небо меркло.
- А потом? - спросил я.
- Потом... Ничего особенного. Люди ведь продолжали рождаться и невостребованные души поселялись в их тела. И после упадка человечество переживало расцвет.

Тут надо бы сказать, что слова Старика врезались в мою память. Не врезались. Они утонули в ней. Бесследно. Я ухаживал за девушкой, мне было не до этого. И вокруг было столько умных, добрых, безумно талантливых людей. Начало 80-х...
Они всплыли из памяти только теперь. И когда я смотрю вокруг, на наш мир, мне кажется иногда, что наступает Время Сошествия Звезд. А мы этого не замечаем и живем. Тогда, дождавшись вечера, я смотрю в небо и проверяю, на месте ли моя.


Добавлено спустя 20 минут 12 секунд:
Сюжет для сценария

Идет по улице человек. Мужчина. Он торопится, почти бежит. Бежит, нелепо закидывая ноги, иногда оглядывается, словно ищет кого-то в городской суете. Прохожие, которых он задевает плечом, смотрят ему вслед недоуменно и, продолжая свой путь, почти сразу забывают о нем. Он не замечает их, не замечает их взглядов. Он споткнется и упадет. Неловко упадет на мокрый асфальт... И с этого момента, в его жизни наступит неожиданный поворот. А может, не с этого, а с другого... кто знает?


- Машенька, ну нельзя же так! Ну почему ты раньше не говорила?! Черт знает что, ей богу.- Александр Данилович метался по кухне, хватаясь за кухонную утварь, переставляя ненужно посуду, словом, он был расстроен и растерян.
- Не гневи господа, папа.- девушка в джинсах и грубом свитере открыла форточку и, решив что теперь уже нет смысла таиться, закурила сигарету из пачки отца. Скрестив руки на груди, она с отрешенной отчаянностью затягивалась и выпускала дым в форточку.
- Почему?- отец все еще не замечал курящей дочери,- Как это я гневлю?
- Бога и черта поминать вместе грешно...- голос Марии звенел как норманнский клинок.
- Что это такое?!- Александр Данилович застыл посреди кухни и, наконец, опустился на стоящий рядом табурет.
- Ты куришь.- объявил он устало,- Давно?
- Не-а,- Маша повернулась к отцу.- Все равно, надоело прятаться. Я не маленькая уже.
- Мать знает?- спросил Александр Данилович
- Ей не до меня.- и подражая голосу матери, Маша подняла голову к потолку, сложила перед собой ладони и зачастила, -Я еще не старая женщина и мне важно иметь внимание от мужчин. Когда ты выйдешь замуж, разведешься, вырастишь дочь, вот тогда ты меня поймешь! Я хочу быть счастлива. Я заслужила это!
Маша затянулась в последний раз сигаретой и выбросила окурок в окно. Александр Данилович, склонив голову набок, наблюдал за дочерью, огорченно хмурил светлые брови и в душе очень переживал.
- Вот так-то, папочка. Надеюсь, ты меня понимаешь. С мамой я жить не могу. У нас с ней разные точки отсчета. Поэтому, я и решила перебираться к тебе. Ты тоже куришь - вот и будем вместе перекуривать наши неприятности.
- У тебя есть что-то еще? По части неприятностей...- Александр Данилович подозрительно разглядывал дочь.
- Пока нет. Разве что...- Маша посмотрела на отца- он встревоженно замер,- нет, больше ничего. Пока все.
- Так. И скоро ожидаются?- спросил он.
- Не знаю. Пап, хватит об этом. Хочешь, я приготовлю тебе что-нибудь?
Александр Данилович встал и повернулся к мойке.
- Тебе прийдется делать это каждый день.- объявил он,- Минимум два раза, по выходным - три, если ты решила остаться. Мать знает, что ты ушла ко мне?
- Наверное нет. То есть, нет, я сказала, что ушла к Павлу...- Маша осеклась.
Александр Данилович снова осел на табурет.
- Выкладывай.- потребовал он,- Подожди, дай мне сначала сигарету. Кстати, пепельница стоит для того, чтобы окурки бросали в нее, а не за окно. У нас старый дом, старый двор и старые люди. Все они не привыкли к мусору. Они жили еще в те времена, когда было принято жить в чистоте. В принципе.- Александр Данилович закурил и придвинул пепельницу к себе.
- Итак, я слушаю.
Мария слушала отца, что-то прикидывая в уме, и, видно, нашла подходящий ответ. Она невинно улыбнулась и сказала:
- Да так, пап. Ну, есть один парень. Мы с ним встречались немного. Я в нем ошиблась.
- Без последствий?- Александр Данилович не отрывал глаз от кончика своей сигареты.
- Па!- с искренним упреком воскликнула Маша,- Ну как ты мог подумать?! Ну, ты даешь...ну, ты вообще...
Девушка отвернулась к окну.
- Как я могу? Могу. Увидев что ты куришь, я делаю вывод, что ты считаешь себя вполне взрослой. А взрослым, как ты знаешь, свойственно...э-э...
- Интересный у нас разговор получается. Ну-ну!
- Разговор взрослых людей.
- Нет, папа. Нет.- Маша тряхнула головкой, желая прекратить эту тему.
- Ну, что ж. Звони матери, поживем-увидим.
Мария вышла из кухни и села за письменный стол в комнате, на котором стоял телефон. Она, колеблясь, сняла трубку, набрала номер. Дождавшись когда на том конце ответят, она прикрыла трубку ладошкой и, помолчав, осторожно повесила ее. Уперевшись руками в подбородок и наклонив голову, Маша задумчиво посмотрела на стол отца. Начатая страница лежала перед ней, исписанная мелким отцовским почерком; оставленный карандаш прикрывал последнюю строчку. “ Интересно, интересно,- подумала Маша,- что это он писал до моего прихода? ...часы в холле остановились в половину шестого.., так, ага,... снял мокрый плащ и кинул его на стойку портье. Ну, папа, никак детективчик завернул. Силен.”
- Пап!- позвала она,- Па-па!
- Чего тебе?- Александр Данилович появился из кухни с чашкой, над которой вился парок. В комнате запахло кофе.
- А что ты пишешь, а? Слушай, я тоже кофе хочу.
- Так... кое-какая идея появилась,- он подошел к столу, сгреб листок бумаги и сунул его в папку. В папке было уже около десятка листков.
- Детектив, а? Он устало снял мокрый плащ и кинул его на стойку портье... Про ихнюю жизнь, да?
- Про ихнюю, про ихнюю. Любопытной Варваре на базаре, знаешь, что оторвали... Матери позвонила?
- Позвонила.- девушка вздохнула.
- Тогда займись чем-нибудь...- рассеянно произнес Александр Данилович,- Постой, и что она тебе сказала?
- Что сказала, сказала, что я неблагодарная свинья- это раз,- Маша загибала пальцы,- еще сказала, что я вся в тебя - это два, и...- она задумалась,- да, и что, раз я так решила, то она снимает с себя всякую ответственность - три. Вот.- Маша показала пальцы отцу.
- Н-да?- с сомнением спросил Александр Данилович.
- Угу.- подтвердила девушка.
- Ну, посмотрим, что из этого выйдет. Теперь, брысь отсюда. Посуду, что-ли, помой...- его взгляд вновь стал рассеян.
Маша нехотя встала из-за стола и уютно устроилась в кресле с ногами.
- Я здесь посижу.- сказала она.
- Давай...- Александр Данилович туго переваривал случившееся.
Он сел за стол, покосился на дочку и пододвинул к себе папку. “Кой черт, какой там детектив. Сегодня точно не пойдет. Д-да.- вяло думал Александр Данилович,- Господи, а что я скажу Вере? Вера, скажу я...Нет. Верочка, милая, у меня поселилась дочь. Так что, давай встречаться на твоей территории. Тьфу! Оборот, однако. Что-то тут не так. Что-то Маха темнит. Ну, да ладно, поживем-увидим.”
Резкий телефонный звонок отвлек Александра Даниловича от его мыслей.
- Да.- сказал он, сняв трубку.
- Это я.
- Рита?- Александр Данилович посмотрел на кресло. Кресло было пустым. Никаких следов Марии.
- Да, это я. Слушай меня. Ты, в конец, испортил своей либеральностью нашу дочь. У нее нет ничего святого. Она обхамила меня, как могла, хлопнула дверью и отправилась жить, как ты думаешь, куда?
- Собственно, я догадываюсь,- успел вставить в эту тираду Александр Данилович.
- Он догадывается! Она ушла жить к мальчику. Каково?! Соплячка. Не удивляйся, если она принесет тебе в подоле внука!
- Почему мне? - по инерции поинтересовался Александр Данилович. Кое-что он уже начинал понимать. Он прислушался. Маши не было слышно.
- Что у вас произошло?- спросил он.
- Я вчера вернулась с дежурства...
- Разве у вас бывают дежурства?
- Почему я должна перед тобой отчитываться?! Ты что думаешь...
- Я ничего не думаю, продолжай. Ты вернулась, и...
- Когда я зашла в кухню, из комнаты Марии пулей вылетел какой-то тип. Он одевался на ходу... И это в семь часов утра! Он так саданул дверью, что прийдется замазывать штукатурку. Естественно, я спросила Марию, что это значит. Она, в ответ, так наорала на меня, что у меня разболелось сердце. Ты должен помнить, что у меня больное сердце...
- Я помню. Где же она ночевала сегодня?- Александр Данилович почувствовал под ложечкой неприятный холодок.
- Она заперлась в своей комнате, не пошла на занятия в институт, а сегодня утром заявила, что уходит жить самостоятельной жизнью. Она, видите ли, не хочет мне...- бывшая жена Александра Даниловича замялась,- портить жизнь.
- Ты знаешь этого парня? Телефон его или адрес...
- Они вместе учатся. Так вот, ты должен найти ее и объяснить, что с родителями нельзя себя так вести.
- Хорошо. Я тебе потом позвоню.- он положил трубку и рванулся в кухню. В кухне Маши не было, а из прихожей, по полу, тянуло сквозняком. Без тапочек, босиком, Александр Данилович выбежал, в раскрытую настежь дверь, на лестничную площадку.
- Маша!- позвал он в пролет,- Мария, вернись!
Ответа не было. Тихо, только со двора доносились крики детей.
Александр Данилович вернулся в квартиру и закрыл дверь. На кухне он закурил у окна, высматривая в глубине двора Машу. Солнце скрылось за соседней многоэтажкой, и во двор выливались из подвалов сумерки. Александр Данилович мысленно прошелся по поводу многоэтажки, навсегда укравшей у него закат и тишину, помянул архитекторов, загоняющих людей в клетки панельных квартир, и, как водится, вздохнул о былой, уютной атмосфере старых дворов.
“ Куда ее понесло? Надо выйти на улицу. Поискать.”- решил Александр Данилович и, потушив сигарету, стал одеваться.
Вообще, его редко называли по имени отчеству. На работе, в редакции, звали, в основном, Данилычем. Соседи - кто постарше - Саша, а молодые - дядя Саша. Зарплату же он получал, подписываясь у фамилии Сотов. Жена, правда, иногда, когда на нее находило что-то вроде нежности, звала с интонациями, как кота: Со-о-тя... Сотя, иди кушать... Сотя, сходи за хлебушком...
Когда Сотов вышел во двор, было уже довольно темно. Единственный уцелевший после летних каникул фонарь, горел мерцающим, лиловато-синим светом ртутной лампы и не освещал, кроме себя, почти ничего.
Сотов пересек, оглядываясь, двор и направился на проспект. По проспекту ходил, вернее, иногда неохотно ходил общественный транспорт и, если Мария не пошла пешком, искать ее следовало на остановке. Александр Данилович шел по тротуару, заглядывая в окна лениво волокущихся, редких троллейбусов.
На остановке, под нелепым, похожим на гигантский, с овальными дырами ломоть сыра, козырьком, на деревянной скамеечке, тискалась какая-то парочка. Сотов, на всякий случай, подошел ближе и присмотрелся. Девица была в короткой юбице.
“ Уехала,- решил Сотов и повернул к себе.- Позвоню Рите и аккуратно выясню, не появилась ли Машка. Если да, выпью чая и переберу, наконец архив. Ну, за раз, конечно, не переберу - так хоть начну.” “ А если нет?!- ехидно включился внутренний голос,- Если нет, что ты, интересно, будешь делать, а?”
Александр Данилович не знал и, поэтому, решил не ввязываться в бесполезный спор. Внутренний голос Сотова был, на редкость, словоохотлив и неутомим. Всякий раз, когда он, Сотов, позволял втянуть себя в диалог, то, в итоге, заходил в тупик и оставался там в полном одиночестве. Внутренний голос, с повадками Ивана Сусанина, бросал Сотова в дремучей чаще безысходных мыслей, считая это своим гражданским долгом.
“ Она еще ребенок,- не отставал голос,- а дети ведут себя неразумно. Вот, ты думаешь об этом Павле. Зря! Она к нему не пойдет. Машке не понравилось, что он сбежал. Ты хоть знаешь ее друзей? Молчишь. Что ты вообще знаешь о своей дочери?”
- Ну-ну...- пробормотал Сотов,- слишком похоже на Риту. Через чур похоже...- несмотря на нарастающую тревогу, он улыбнулся.
- Дядя Саша! Дядь Саш...- услышал Александр Данилович, входя в подъезд. Он вернулся на крыльцо и посмотрел на балкон второго этажа.
Сын Шумихина, Сережка, перевесившись через перила, обращался к нему.
- Дядь Саш, вы Машу ищете?
- Да. Ты ее видел?- спросил Сотов.
- Она в соседний двор ушла, я видел. Сначала посидела минутку на лавочке, потом пошла. Может к Тане, а?
- К какой Тане?- спросил Александр Данилович, чувствуя некоторое облегчение.
- Ну, к Тане, из 31-го дома, однокласснице. Они ведь дружили, пока Маша здесь жила. Пока вы не это...- Сергей не закончил.
- В какой квартире она живет?- Александр Данилович решил сходить к школьной подруге дочери.
- С дядей Сашей, с кем...- кинул Сережка недовольно, обернувшись к балконной двери,- В двенадцатой, дядя Саша.
- Спасибо, Сережа.- поблагодарил Александр Данилович и, пригнувшись, скрылся в кустах живой изгороди, где была знакомая с детства лазейка в соседний двор.

У Тимофеевых никого не было дома и Сотов решил подождать. Скоро, высокая белокурая девушка, с батоном в полиэтиленовом мешке, прошла мимо него к подъезду.
- Таня?- окликнул девушку Александр Данилович.
- Да.- она остановилась и, присмотревшись, поздоровалась удивленно,- Дядя Саша, здравствуйте...
- Здравствуй, Таня. Маша моя к тебе не заходила?
- Ко мне? Нет... Вообще-то, я за хлебом ходила. А она собиралась?
- Не заходила... Слушай, а ты ее подруг знаешь каких-нибудь?
- Ну, так, не очень, А что?
- Да вот, понимаешь, Маша ходит где-то... Мать беспокоится, мне позвонила..,- невнятно объяснил Сотов и спросил,- А ее парня не знаешь?
- Какого? Последнего? Ой...
“ Ого.- подумал Сотов растерянно,- Так, спокойно. Еще рано делать выводы.” - У нее их много, что-ли?- спросил он, стараясь говорить спокойно.
- Нет. То есть, она же очень хорошенькая, и за ней вечно кто-то увивается. Но не в смысле... Вы не беспокойтесь. Она их просто терпит.- белокурая Таня тоже растерялась.
- Ясно. Я о том, которого Павлом зовут.- Александр Данилович постепенно приходил в себя.
- Из Машиного института, да? Я его не видела. Маша как-то раз звонила, мы с ней болтали, она и сказала.
- Хорошо. Спасибо. Да, Таня, если Маша к тебе зайдет или позвонит, скажи ей, что я ее потерял, хорошо? Пусть объявится, ладно? Ну, иди... Спасибо. Пока.
- До свидания, дядь Саш.

Когда он открыл дверь своей квартиры, телефон, дав последний звонок, замолчал. Александр Данилович повесил куртку, разулся и подошел к телефону. Он набрал Машин номер и трубку сразу сняли.
- Да!- выкрикнула жена.
- Это я. Маша не возвращалась?
- Нет. Ты что-нибудь узнал?
- Откуда. Только что пришел, мне надо было...
- Я испереживалась,- перебила жена.- А он ходит где-то. Тебе нет никакого дела до дочери. Отец называется...
- Постой, Рита, погоди...- но в трубке уже раздавались короткие гудки.
Александр Данилович мысленно сплюнул и повесил трубку. Едва он отошел, телефон зазвенел опять.
- Да,- ответил Сотов.
На том конце провода молчали. “ Машка!”- подумал он. - Маша! Это ты? Алло, Маша...
- Это не Маша.- послышался вальяжный женский голос.
- А-а, Вера. Ты извини...- начал Александр Данилович нахмурившись.
- Оригина-а-ально.- Вера не желала слушать, она желала говорить,- Честно говоря, я была о тебе лучшего мнения. Я прихожу, ты сам позвал, я не набивалась. И что? Никого нет дома! Я не девочка торчать под дверью, но все же решила подождать во дворе. Спускаюсь, слышу твой голос внизу. Но ты, кто бы мог подумать, заметив меня на лестнице, полез в кусты. В буквальном смысле. Ну знаешь...
- Вера...- сделал Сотов еще одну попытку.
- Тридцать семь лет Вера. Я давно догадывалась, что ты выкинешь что-нибудь. Но такое...
- Все?- устало спросил Сотов.
- Да. Это все.- отчеканила Вера и отключилась.
- Ну и слава богу.- проговорил Александр Данилович разглядывая зажатую в кулаке трубку.
Он отнес телефон в кухню, поставил на газ турку с водой, открыл холодильник и достал, начатую еще давно, бутылку армянского коньяка. Плеснул в чашку с остатками кофе, выцедил, морщась, и закурил.
“ Опротивело мне все.- Думал Александр Данилович, глядя перед собой,- Все. Работа моя ненужная, нелепые “романчики”, всегда одинаково начинающиеся и кончающиеся, тоже одинаково. Вечные, из-за этого, перешептывания за моей спиной опротивели. Статейки мои вымученные на злобу дня...” Он встал у окна и трибунно понес:
- Товарищи..! Нет, господа. Господа! В зоопарке тигру не докладывают мяса! Шахтерам по полгода не дают зарплату!!! Милиция обручилась с мафией!!! Сохраним природу, господа! Она нам еще пригодится. Тьфу!- в сердцах закончил он свой монолог и всыпал кофе в турку.
Когда кофе сварился Александр Данилович слил его осторожно, чтобы не взболтать, в чашку, кинул туда же два куска рафинада и, с чашкой и телефоном в руках, перебрался в гостиную. Вывалив из шкафа прямо на палас папки своего архива и прихлебывая кофе, он стал высыпать их содержимое. Десятки разрозненных листков и сшитых скрепками стопочек скоро заполнили все свободное от мебели пространство на полу. Сотов переползал аккуратно от кучки к кучке, кое-что бережно укладывал обратно в папки, делая карандашом пометки на обложке, многое громоздил бессистемно в большую кучу слева от себя, некоторое, едва начав читать, комкал в бумажные шары и кидал в корзину для бумаг.
- Ведь, писал же,- говорил он иногда, словно удивляясь самому себе,- даже не верится. А вот, это когда же... А!- и с задорной яростью мял, и комкал, и швырял, уже не стараясь попасть в переполненную, заваленную вокруг корзину.
“Настенька”- увидел он тоненькую, в полтора десятка листов, стопочку, скрепленную заржавленными скрепками. Чуть ниже крупного титула, было мелко приписано: Сюжет для сценария.
Сотов сбегал на кухню, вернулся с чашкой, в которой плескался коньяк и, высвободив место у дивана, сел, вытянул ноги, оперся спиной о диван и начал читать.
Совсем он забыл, оказывается, об этом своем опусе. Конечно, все это писалось давно и за раз. Вечер, ночь и еще, кажется, утро.
Немного автобиографичный рассказ о молодом парне, взятом со второго курса по приказу главкома, в армию. О том, как он, городской, студент, попал в САО - службу аэродромного обеспечения - в глубинке нечерноземной полосы. Как, весьма удачно, текла его армейская жизнь и как он встретил там девушку. Настю. Однажды, неся караул на вышке, он развернул зенитный бинокль, что запрещалось, вниз, на землю и, разглядывая окрестности, увидел, купающуюся в реке, нагую девушку. Дело было ранним утром, едва рассвело. Хороша армейская оптика, удалось увидеть даже лицо. Неотчетливо, но... Улучшив момент, в увольнительной, он подстерег ее у сельмага; так и начались их свидания. Иногда они встречались даже ночью, после отбоя. Она приходила в лесок, что у края взлетной полосы; он, нарушая устав, пробирался и, скользнув под “колючкой”, бродил с ней по лесу. Бывало, она позволяла себя целовать.
А, как-то раз, он дежурил в наряде, охраняя склад ГСМ. Ночь была ветренная и огонек сигнализации ограждения то и дело вспыхивал. Тогда, приходилось идти в темноте вдоль “колючки” и искать сухую ветку, принесенную ветром, и сбрасывать ее с проводов сигнализации. Другие ребята, в таких случаях, выкручивали слегка лампочку - аэродром не секретный и до ближайшей границы тысячи километров. Андрей, так звали парня, почему-то не решался сделать то же самое и, обходя заграждение, наткнулся на мужика. Тот тащил в канистре спирт со склада. Андрей бы арестовал его, как полагается, если бы не случай. Именно случай свел их - отца Насти и Андрея. Раньше они не встречались. Отец Насти сильно пил и она стеснялась приглашать своего парня домой. Мужик стал причитать: они с дочкой Настенькой одни, его посадят, и даже заплакал. Парень пожалел его, забрал канистру и отпустил. А на обратном пути его самого задержали с этой канистрой, и обернулось все трибуналом за расхищение. Парня отправляют в дисбат.
Тут Сотов, вспомнив что-то, задумчиво улыбнулся. Какой там дисбат. Все спирт тащили и продавали местным. Десять суток гауптвахты впаяли, и все...
Дальше, он попадает, так и не увидев больше Настю, под Красноярск на строительство плотины. Через год - полсрока по приговору - его вызывают на КПП. Парень приходит и видит Настю. Отец умер, говорит она, и теперь, кроме тебя у меня никого нет. Трогательная сцена встречи, опять свидания тайком ( строгости в батальоне никакой ), свидания неистовые, страстные. Они оба повзрослели за время разлуки. Повзрослела и их любовь. За два месяца до освобождения у них рождается дочь.
Сотов мечтательно закинул голову. “ Да-а,- подумал он,- надо же, как завернул. Если б у меня так... Все было. Настя была, гауптвахта, но мы так и не доросли с ней до настоящего. Ну дальше ясно. Он женится на ней против воли жутко интеллигентных родителей и не возвращается домой, остается работать на плотине. Они славно живут втроем, но он иногда мрачнеет, вспоминая родителей.”
Сотов пробежал глазами оставшиеся страницы и, взяв в руки последнюю, прочитал вслух:
- Мать и отец встречали их на перроне. Они стояли рядом. Напротив, тоже рядом, Андрей с двухгодовалой дочкой на руках и щуплая стройная Настенька. Она тревожно вглядывалась в лицо мамы Андрея, но не с испугом, а как-то отчаянно. Анастасия Павловна, пораженная взглядом девушки, взглядом, в котором она почувствовала силу и беззащитность любящей женщины, стушевалась и непослушными губами неумело произнесла: Здравствуй... доченька...
- Конец.- Сотов опустил страницу.
Еще некоторое время он сидел молча, глядя в пространство, потом поднялся, потянул со стола папку, в которую убрал подчитанный Машей листок, вынул содержимое, не глядя смял и бросил в корзину. Листочки с “ Настенькой “ он поместил внутрь, придавил зажим и, закрыв папку, аккуратно подписал: Настенька.
И он посидел еще за столом перед закрытой папкой, потом, прибрав кое-как бумаги, отправился спать.

Ночь прошла плохо. Скверная привычка спать на животе. Сотов подошел к зеркалу. Так и есть - физиономия перекошена на одну сторону. Как будто и не спал, а черт знает чем занимался. Круги какие-то под глазами. “ Собственно, почти и не спал,- он, считая, загибал пальцы,- ... три.., почти четыре часа. Мало. Раньше хватало... Старею.”
- Куда я будильник дел?- хриплым со сна голосом осведомился Сотов.
Он, кряхтя, присел и пошарил под диваном. Будильник валялся на боку циферблатом вверх.
- Мать честная! Семь пятнадцать. Я же к Машке в институт должен бежать!- воскликнул он,- До занятий надо перехватить, на улице...
Тревога опять навалилась на него, он резко поднялся и в глазах у него потемнело. Он постоял несколько секунд, закрыв глаза и прикасаясь рукой к виску. Кажется прошло. “ Вот тебе, спать четыре часа.”- бодро отозвался внутренний голос.
- Марш на место!- рявкнул Сотов, хватаясь за одежду.

Через десять минут он уже бежал к остановке; втиснувшись с трудом в автобус, ехал и пытался вспомнить, закрыл ли он дверь. Ничего не выходило. “ Ну и черт с ним. Все равно, красть нечего. Да и незачем. Книги что-ли? Кто сейчас книги ворует?! Кто их, хотя бы, читает?”- мрачно подумал Александр Данилович, выходя из автобуса.
Он торопливо шел по аллее, невольно ускоряя шаг. Взглянув на часы и понимая, что опаздывает, он побежал, оглядываясь в надежде заметить Машеньку.
Плохо завязанные шнурки совершенно не держали ботинок. Ботинки болтались, и ноги, то и дело, подворачивались. Асфальт предательски скользил, мокрый, после прошедшего ночью дождика.
Александр Данилович упал грузно, тяжело. Хрустнуло так, что свет померк и разлетелись мириады синих искорок. “ Кажется, ногу сломал...”- пробилась сквозь боль короткая мысль. Ему помогали подняться, но он только морщился, мотая головой, и, прижимая руку к поврежденной ноге, другой отмахивался от участия прохожих.
“Скорая” приехала довольно быстро. Александра Даниловича осмотрели, вкололи что-то и повезли в травматологию. Он так и не встретил Машу. Ничего, думал он, раз должно было что-то неприятное произойти, то, слава богу, оно уже произошло. С Машкой все в порядке, все в порядке, твердил он, погружаясь в промедоловое забытье.

Маша прибежала в клинику на следующий день. Не сумев дозвониться отцу домой, она явилась в редакцию, где ее отлично знали и рассказали о случившемся несчастье. Впрочем, сам Сотов относился к этому иначе. “ Болдинская осень!”- радовался в душе Александр Данилович.
- Привет, па!- виновато поздоровалась она, войдя в палату,- Это из-за меня, да?
- Это из-за шнурков.- объяснил Сотов,- Садись на кровать, не стой.
Маша села.
- Ты меня что, потерял?- проговорила она, не поднимая глаз и теребя в руках кончик одеяла.
- Ты куда смылась?- вместо ответа спросил Александр Данилович.
- Ну-у, мама ведь позвонила. Я подумала, сейчас начнется и...
- Ясно. Где ночевала-то?
- У подруги, однокурсницы. Ее предки уехали к тетке и можно было ничего не объяснять.
- А Павел?- Сотов пристально посмотрел на дочь
- Да я маме так сказала, чтоб позлить. Я его позвала тогда... ну, для видимости. Для впечатления... вот, а он струсил и все испортил.
- Машка. Нельзя так с людьми.- осуждающе покачав головой, сказал Александр Данилович.
- С мамой?
- И с мамой тоже! Бедный Павел, представляю его ощущения.
- Да ладно, вон он на скамейке сидит... и ничего.
- Я тебе дам, ничего!- Сотов помолчал,- Как ты с матерью-то?
- Никак пока. Пришла вчера домой, она со мной не разговаривает, ну и я тоже...
- Ты помирись с ней.- подумав сказал Александр Данилович.
- Да ну ее... Ей не везет, а она виноватых ищет. Что я ей...
- Помирись, помирись...- Александр Данилович разглядывал надутую дочь и искал нужных слов. - Маш, ты хотела бы быть всем удобной?
- Нет.- ответила Маша, не понимая к чему ведет отец.
- Мать тоже не может тебе во всем угождать. Не нравится тебе что-то, что ж? Она человек и ее можно понять. Так что, помирись, хорошо?
- Ладно,- нехотя согласилась Мария. - Хотя, я ведь собиралась жить у тебя... Тебе вот, как раз нужно, чтобы о тебе заботились, а?- она с надеждой посмотрела на Сотова.
- Как раз не сейчас! Хороший повод проучить мать, а? Ну, Маха, получишь ты у меня!- Александр Данилович был необычно резок.
- Ну ты чего? Я же сказала, что помирюсь... Тебе принести чего-нибудь?- спросила она, спешно меняя тему.
- Принести. Возьми у медсестры мои ключи и принеси мне большую папку со стола. Нет, лучше купи несколько скоросшивателей, знаешь, с зажимами? Вот, и всю кучу не тащи, а носи частями, поняла? Деньги в столе возьми, под паспортом.
- Поняла. А поесть чего-нибудь?
- Не надо, здесь нормально кормят.
- Хочешь курицу? Я сварю.
- Не надо. В общем, давай, дуй домой и успокой мать, договорились?
- Ты чего заспешил? На часы поглядываешь...
- Сейчас мне укол будут делать. В мягкое место. Хорошенькая сестричка.- Александр Данилович подмигнул Марии.
- Ох, папка, ну ты даешь. Ну, ладно, пока.- она чмокнула отца в щеку и, обернувшись в дверях, добавила,- Завтра прийду.
- Давай, пока. Буду ждать. И сигарет купи, знаешь каких.

Так, неожиданно, Александр Данилович обрел вдруг массу свободного времени. Перелом оказался несложным, хотя и в неудачном, как выразился врач, месте. - Бывают удачные?- простецки поинтересовался тогда Сотов.
Восседая в инвалидном кресле с вытянутой вперед, залитой в гипс, ногой, Сотов уединялся в укромном уголке больничного сада и перебирал под сенью осенних крон папки своего архива.
Однажды, его уединение нарушил “ходячий”, как их здесь называли. Черноволосый, с выразительными чертами лица мужчина подошел к Сотову и поздоровался.
- Мое почтение. Я вас здесь часто вижу,- начал он,- не помешаю?
Сотов отвлекся от бумаг и с неудовольствием посмотрел на подошедшего.
- Милости прошу.- ответил он, присматриваясь.
- Много работы?- спросил “ходячий”,- Нелепый случай вырвал вас с переднего края науки...- добродушно улыбаясь, прибавил он.
- Напротив, пользуюсь незаслуженным отдыхом.- сказал Сотов в тон.
- Тогда, другое дело. А у меня, наоборот, дел масса, а я торчу здесь.
- Язва?- попробовал угадать Сотов.
- Она.- подтвердил мужчина, присаживаясь на траву.

Скоро они стали часто встречаться на этом месте и беседовать, так как пришлись друг другу по душе. Новый знакомый Александра Даниловича оказался режиссером кино, и много и с увлечением рассказывал о своей работе. Сотов же больше слушал, расспрашивал. И еще, конечно же, боролся с желанием показать свою “ Настеньку “. “ Прямо “ рояль в кустах”, этот режиссер.- думал Сотов возвращаясь к себе в палату после прогулки,- Искушение Святого Антония”.
Наконец, однажды, поборов смущение, он подал Михаилу, так звали режиссера, тоненькую стопочку листков.
- Посмотрите на досуге, Миша,- попросил Александр Данилович,- интересно, что вы об этом скажете.
Михаил взял листки, перевернул первый и ухмыльнулся.
- Не сейчас, потом.- чувствуя неприятную неуверенность, пробормотал Александр Данилович.
Режиссер закрыл листок, положил стопку на колено и, прихлопнув ее рукой и весело прищурившись, посмотрел на Сотова.
- Александр Данилович, скажите прямо, вы ведь не расстроитесь, если мне не понравится?
- Да нет, конечно, что вы, Миша. Это я так, набросал когда-то. Без претензии...
- Ну и отлично. Знаете, с авторами так тяжело. Они как дети.
- Не стесняйтесь, я не автор. Я, ведь, в газете тружусь. Я корреспондент. Слыхали такое колючее слово? В случае чего, я вас так протащу, пожалеете, что встретили меня.
- О-о! Это шантаж!- рассмеялся Михаил. Александр Данилович почувствовал себя свободнее и тоже рассмеялся.
На следующий день, Сотов с нетерпением, стараясь, однако, этого не выказывать, ждал от Михаила ответа. Но тот, как ни в чем не бывало, рассказывал какой-то курьезный эпизод из своей “киношной” жизни и, казалось, не собирался касаться волнующей Сотова темы. Когда Александр Данилович, решив про себя, что ответа сегодня не будет, собрался возвращаться в палату, Михаил заговорил:
- Александр Данилович, а о чем, собственно, вы написали, объясните?
Сотов задумался.
- О любви?- словно, спрашивая себя,- Конечно. Но скорее всего, о том, как нелепа, на первый взгляд, жизнь и как она прекрасна... Вот, наверное, об этом.
Михаил утвердительно качнул головой, посерьезнел и сказал:
- Я бы снял такое кино. Надоело заниматься конъюнктурой. В конце концов, не сегодня-завтра, люди устанут от бессмысленной гонки за штампованным счастьем. Они захотят жить. Вы напишете этот сценарий?
Сотов не ожидал такого предложения, в лучшем случае, он рассчитывал на похвалу. Он растерялся.
- Я никогда не писал сценариев...- попробовал оправдаться он.
- Все никогда не писали сценариев.- настаивал Михаил,- Решайтесь. Я же решился вчера.


Через год, Александр Данилович с Машей сидели рядом в темноте зрительного зала. По экрану плыли заключительные титры.
Автор сценария: А. Сотов.- прочел Александр Данилович и повернулся к Маше. Она тоже посмотрела на него и хотела что-то сказать, но Сотов приложил палец к губам и взял ее за руку. Когда в зале зажегся свет, никто не встал, как обычно. Зрители продолжали сидеть. Потом, раздались там и сям отдельные хлопки и, прокатываясь по залу как прибой, разлились в аплодисменты. Сотов удовлетворенно разулыбался. Маша, сияя во всю, восторженно что-то говорила.
- Ну, папка... Ну, ты даешь...- долетело до него. А он сидел и думал одно и то же, -“ Черт побери! Я смог!”




-


Добавлено спустя 4 минуты 32 секунды:
Страсти по голосу Полины

Интересно то, что днем, как он не старался, как не силился, вспомнить этот голос он не мог. Всевозможные голоса, перекрывая друг друга, звучали в его голове. Голоса знакомые и голоса с трудом узнаваемые. Было даже два-три голоса, принадлежащие, видимо, кому-то внеземного происхождения, но ее голос... никак. Он не давался. Протянув кое как день, дождавшись вечера, он вновь и вновь вслушивался, надеясь запечатлеть его в своей памяти. Он мог с уверенностью полагаться на свою память, но теперь... Вобщем, это было какое-то наваждение. Когда она прощалась, он обнаруживал вдруг, что с последним звуком ее голос исчезает в той безграничной, никакими милями не измеримой пустоте, которая , впрочем, хоть и не является пустотой на деле, во что-то материальное силой воображения не воплощалась. Одно слово - эфир. Нечто бестелес-ное, всепроникающее, несущее покой и радость. И сразу же, откуда-то угодливо всплывало другое слово - наркоз. “ Это и в самом деле наркоз какой-то. - подумал он удивленно, - Ведь вот, слышу, и он уводит меня куда-то, вот уже и сердце застучало и даже появилась тоненькая дрожь где-то внутри. Гормоны расшалились. Я так долго не протяну.”- думал он с удовольствием. Всякий раз, испытывая такие ощущения, он чувствовал удовольствие. “ И ничто меня грешного не берет, радуюсь ведь как ребенок. Живой еще значит. Спасибо тебе, милая. Колдунья ночная. От сердца спасибо. Это Природа играет со мной твоим голосом. Ага!”- тут он даже вскочил с кресла и заметался в поисках сигареты по комнате. Пачка оказалась пустой.” Друзья постарались, храни их Господь. Любят они дорогие сигареты. Да и как же не любить! Но о чем это я, - прервал он сам себя, открывая новую пачку, - я ж ведь что-то понял сейчас.” Он вернулся в кресло. Теперь спички куда-то запропастились. “ Эх, несет меня!- с весе-лым безумием догадался он, - Прямо с ума схожу. Как мальчишка, ей бо-гу!”
Ему пришлось опять встать, пройти на кухню и проделать эволюцию добывания огня из газовой плиты с помощью электрозажигалки. Закурив, он застыл у плиты, вспоминая мысль, которая подняла его с кресла. “ Так-так, спички, ага, не то, это уже потом. Сигареты - это Игорь. Без пачки в следующий раз пусть не является, паразит! Вот... Так... Нет, лучше сесть в кресло.” Он подошел к креслу и уже хотел было расслабленно упасть в его бархатные объятия, но, лукаво улыбнувшись подошел он к телефонной розетке. Знаю я вас, - сказал он, взявшись за вилку, - вот я вас всех сейчас как отключу! - и ... не успел. Телефон, будто дождавшись своей очреди, бодро зазвонил. Отключу, - решил он, делая над собой усилие,- а вдруг мама. Ах черт, надо взять.
- Да! - решительно произнес он в трубку и подумал, -” Если не мама - никакой пощады.”
- Привет. - это была не мама. Это был друг, совершенно беззащитный перед хамством.
- Ага, - ответил он тоскливо, - и тебя туда же.
- Куда? - друг растерялся.
- В тартарары, в истоки мироздания, в недра вселенского хаоса. Назад в Природу. - прорычал он в ответ и, неожиданно вспомнив, смягчился,- Подожди, подожди. В природу. Ну конечно, я подумал о Природе. Точнее, о Самой, с большой буквы, Природе, тоже с большой буквы. Тебе чего, родной?
- Ты чем там занимаешься? - успев немного обидеться, спросил друг.
- А, ерунда. По-моему я влюбляюсь.
- Да?! В кого это?
- Бог ее знает. У нее замечательный голос.
В трубке настороженно помолчали. Он опустился на пол у телефона и, блаженно закрыв глаза со вкусом затянулся сигаретой.
- Ты где? Чего замолчал?- друг первый нарушил тишину.
- Я здесь и не здесь, я везде и нигде...- нараспев начал он.
- Красивая? - перебил друг заинтригованно.
- Не знаю.
- Как это? - удивился друг.
- Я ее не видел. - объяснил он.
- Не понял. А как же ты тогда...
- А я тогда вот так, в голос я тогда. За неимением большего.
-Да? Ты, кажется, дурака просто валяешь...
- Еще какого! Влюбленный должен быть дураком. Полностью или частично. Зависит от степени влюбления. От глубины, так сказать, поражения центральной нервной системы.
- А у тебя какая степень? - включаясь, поинтересовался друг.
- Еще не знаю, только начал. Ты чего хотел-то?
- Да так. Просто решил позвонить. На улице снег опять. Что за погода такая..?
- Да. погода замечательная. Снег. - подтвердил он и задумался о своем. “ Природа, подумал я, играет со мной ее голосом. Она щемит мне сердце, заставляет дрожать, она говорит мне - смотри что я могу. Разве это не чудо, чувствуешь как он переливается?! Ну же, растопырь свою душу, живи! Тебе нравится, спрашивает она,- тут он прислушался. Полина что-то рассказывала. Он вернулся к своим мыслям. - Нравится, конечно нравиться. Не знаю почему... Тебе и не надо знать, говорит мне Природа, все что я делаю - Тайна.” - Что? - он обратился к телефонному воплощению друга.
- Я спрашиваю, ты что, заснул?- недовольно отозвался друг.
- Ее зовут Полина. - сказал он невпопад.
- Знаешь, лучше я тебе в другой раз позвоню. Пока.- друг повесил трубку.
Он положил трубку на колени и со спокойствием обреченного дослушал последние слова Полины из динамиков стереосистемы.
- ... ноль-ноль минут. Время моей работы в эфире подошло к концу. И, за сим, я прощаюсь с вами. До свидания. Спокойной вам ночи.
И едва угас в эфире последний обертон ее голоса, он не мог уже вспомнить его. Он и не старался.
- Есть тайны, которые нельзя раскрывать. Слишком они тонкие. И хрупкие слишком.- сказал он вслух.
Он установил телефонную трубку на место, встал, достал из пачки сигарету. Мечтательным, блуждающим взглядом обвел комнату, наткнулся на лежащие на видном месте спички,улыбнулся, хмыкнул и уже усевшись в кресло и закурив, выпуская дым в потолок, тихо произнес: Колдунья.


Добавлено спустя 5 минут 14 секунд:
ну и последняя порция на сегодня :)

Случай

Я знал это! Я точно это знал. Я чувствовал, что так это и кончится. Впрочем, все по порядку. Жизнь дарит нас необычайностью на каждом шагу. Просто мы не чувствуем этого, не замечаем. Мы часто ищем логику там, где ее нет. Нет логики в нашей жизни! Или, если хотите, логика есть, но противоположная привычной. Откиньте на мгновение суету и расчет и вы поймете о чем я говорю. Наитием, я понял это давно. Но вчера, хлопнувшись лбом о дверь троллейбуса, я постиг это во всей полноте и ясности.

-... Молодой человек, купите газету. “ Я молодой” свежая...
“ Не такой уж я молодой “,- подумал я и ничего не сказал. Потянул из пачки сигарету и вспомнил, что надо ехать на другой конец города за новой пачкой. Здесь, где я сейчас находился, этого сорта нет. Нет хоть тресни. Капитализм, так его. “ Такие никто не берет...”- ехидным внутренним голосом передразнил я. Я же беру! У себя я уже всех бабушек к этому приучил. Вереницей потянулись мысли о социализме, который научил нас покупать все впрок и многим другим полезным привычкам. Например, ходить на работу. Не за деньгами, а в принципе. Хоть бы ради интереса. Плавно, чтобы не очнуться, плыли мы всей страной в какую-то неведомую и туманную даль.
- Какой номер автобуса был, не подскажете?,- услышал я за спиной.
Обернулся. Девушка, ей-богу. Вот вы не поняли, а я хотел сказать, что кое-что я всегда называю с большой буквы. Вроде как знак качества. Это была Девушка. Таких теперь почти не делают. Они уплыли в том же направлении, куда двигалась раньше наша страна. Или остались в светлом прошлом.
- Номер автобуса какой был не помню,- тупо произнес я, мысленно пытаясь справиться с тем балаганом, который разгулялся в моей голове.
Это был тот редкий случай, когда тупость проявляется на вашем лице так искренне, что вы мгновенно набираете сто очков форы перед любым другим способом понравиться. Словом, она улыбнулась.
- Вы что,- улыбнулась она,- вы себя хорошо чувствуете?
“ Плохо,”- подумал я и сказал,- Хорошо.
И между прочим продолжал пялиться на нее, рассыпаясь внутри на какие-то обломки кораблекрушения, в котором капитан, моя воля, затонул, по-видимому, первым. “ Боже мой,- подумал я,- сколько же во мне кусочков. И сколько хлама выплывает из моих трюмов.” Представьте, она не смерила меня снисходительным взглядом, не брякнула “ чо уставился “ и даже не отвернулась деланно-безразлично. Я уже говорил, теперь таких девушек не производят. Она с интересом смотрела на меня. Да господи же, я и в самом деле ей понравился. Чем?!! Я не моден абсолютно, одет, откровенно говоря, так себе. Словом, на потенциального “ спонсора “ не похож. И все же...
- И все же,- сказала она ласково-вежливо,- не надо так на меня смотреть. Мне неловко. - Пожалуйста,- добавила она, просительно наклонив к плечу премилую головку.
Этим она меня окончательно потопила. Помните, в детстве “ морской бой”? Когда ваш четырехклеточный отважно тонет, вы бормочете, постепенно расставаясь с флагманом: Ранен. Ранен. Ранен; и наконец, последним, на выдохе: Убит. Вот так и я. Наповал. Единственно и исключительно. Мои одноклеточные, разбежавшись по углам, тоненькими голосами отчаянно вопили: Глаза, господи. Глаза! Руки. Как движется... - и шли на дно один за другим.
- Я не буду,- сказал я из бездны, в которую погружался, и не отвел глаз, а совсем уже тихо спросил,- Как так?
- Ну я не знаю.- замялась она и, увидев подходящий во всех смыслах троллейбус, впорхнула в него.
Подходящим этот троллейбус был потому, что подходя к остановке, он, одновременно, подходил ей по маршруту.
- “ Вы едете?”- одними губами спросила она из троллейбуса.
- Да.- отчетливо ответил я, продолжая между тем, стоять столбом.
Разумеется, когда я включился и рванул навстречу своему вероятному будущему, водитель оказался проворнее, и я саданулся лбом в закрывшуюся с лязгом дверь.
- У-у-у,- сказал троллейбус отъезжая.
Она метнулась было к двери, но сообразив что-то прильнула к слегка запотевшему стеклу окна и вывела пальчиком несколько цифр. Я их не разобрал. Они, во-первых, были для меня наизнанку, а во-вторых, для того чтобы понять что это ее телефон, надо было быть в хоть какой-то форме. Я же представлял собой первозданную амебу, нашу с вами прародительницу, к тому же побывавшую под прессом. А троллейбус, тем временем, увозил от меня оба сокровища. И телефон, написанный тонким пальчиком на туманном стекле, и его очаровательную хозяйку.
- Вы номер не запомнили?- спросил я, стоявшую и во все глаза глазевшую на нас продавщицу газет.
- Газетку-то не купил, а спрашиваешь,- молвила едко старушка и прибавила сочувственно,- Не-а, не запомнила сынок.
“ Я молодой,- мелькнуло у меня,- это из-за газеты. Сам же решил, что уже не молодой. Теперь думай в следующий раз.”
Я сегодня же поеду в троллейбусный парк. Дай бог, чтобы водитель не помыл стекол, должны же остаться хоть какие-то следы! Дай бог, чтоб на остановке оказался еще один зануда такой же как и я, но не ослепленный и телефон запомнивший. Дай бог, чтоб он прочел эти строки, которые я выдумал сейчас, и написал в газету номер ее телефона. И дай бог, чтобы это оказался действительно телефон той девушки, которую я тоже выдумал, но знаю что она есть. И дай нам всем Бог счастья. Счастья случайного и потому нежданного. И чтоб мы носили его в своем сердце как подарок и берегли его.
Вот и все! Я ведь предупреждал Вас что эта история так и кончится.
swift
Почётный гражданин форума

Аватара пользователя
 
Сообщения: 1791
Фото: 0
Зарегистрирован: 23 дек 2017, 00:35
Благодарил (а): 926 раз.
Поблагодарили: 540 раз.
Откуда: Таганрог
Возраст: 56
Я: Парень
Баллы репутации: 72

Стихи и не только - обо всём

Сообщение КИВлад » 09 янв 2019, 10:16

Не читал, но одобряю! :Хлопаю: Это-же надо столько букАф напечатать. :Отлично: :Улыбаюсь:
«Жить! Жить под солнцем всё побеждая!» (девиз Тиля Уленшпигеля)
«Жизнь научила меня относиться к ней с юмором»
КИВлад
Администратор
Администратор

Аватара пользователя
 
Сообщения: 9202
Фото: 60
Зарегистрирован: 08 ноя 2012, 17:59
Благодарил (а): 1274 раз.
Поблагодарили: 1324 раз.
Откуда: Краснодар
Возраст: 56
Я: Парень
Баллы репутации: 212

Стихи и не только - обо всём

Сообщение swift » 09 янв 2019, 11:20

КИВлад, это намек, что я слишком большие площади тут занял? :Улыбаюсь:
swift
Почётный гражданин форума

Аватара пользователя
 
Сообщения: 1791
Фото: 0
Зарегистрирован: 23 дек 2017, 00:35
Благодарил (а): 926 раз.
Поблагодарили: 540 раз.
Откуда: Таганрог
Возраст: 56
Я: Парень
Баллы репутации: 72

Стихи и не только - обо всём

Сообщение КИВлад » 09 янв 2019, 11:22

swift писал(а):КИВлад, это намек, что я слишком большие площади тут занял? :Улыбаюсь:

Да при чём здесь площади? Они по весу не много места занимают.
«Жить! Жить под солнцем всё побеждая!» (девиз Тиля Уленшпигеля)
«Жизнь научила меня относиться к ней с юмором»
КИВлад
Администратор
Администратор

Аватара пользователя
 
Сообщения: 9202
Фото: 60
Зарегистрирован: 08 ноя 2012, 17:59
Благодарил (а): 1274 раз.
Поблагодарили: 1324 раз.
Откуда: Краснодар
Возраст: 56
Я: Парень
Баллы репутации: 212

Стихи и не только - обо всём

Сообщение swift » 09 янв 2019, 12:26

КИВлад писал(а):Да при чём здесь площади? Они по весу не много места занимают.

Ну да, я знаю что по весу немного, потому и спросил про площади. Прокручивать долго небось. :Улыбаюсь:
swift
Почётный гражданин форума

Аватара пользователя
 
Сообщения: 1791
Фото: 0
Зарегистрирован: 23 дек 2017, 00:35
Благодарил (а): 926 раз.
Поблагодарили: 540 раз.
Откуда: Таганрог
Возраст: 56
Я: Парень
Баллы репутации: 72

Стихи и не только - обо всём

Сообщение Au.gim » 09 янв 2019, 12:49

Нет, непрокручивать. Читать сразу много и утомительно. Надо преподносить частями в нескольких пОстах, чтобы заинтересовать форумчан. Не все готовы поглощать большие тексты.
А так не плохо :Хлопаю:
Лучше быть голым с чистой и доброй душой, чем в богатой одежде, а под ней все скверны мира ! :Отдыхаю:
Умение держать себя в руках - благородность мудрого.
Au.gim
Почётный гражданин форума Оказывает помощь сайту
Почётный гражданин форума  Оказывает помощь сайту

Аватара пользователя
 
Сообщения: 4471
Фото: 29
Зарегистрирован: 01 дек 2013, 05:54
Благодарил (а): 387 раз.
Поблагодарили: 312 раз.
Откуда: где-то в России
Возраст: 52
Я: Семья
Баллы репутации: 64

Стихи и не только - обо всём

Сообщение КИВлад » 09 янв 2019, 12:50

swift писал(а):... Прокручивать долго небось. :Улыбаюсь:

Да для меня в ноутбуке это вообще не проблема.
«Жить! Жить под солнцем всё побеждая!» (девиз Тиля Уленшпигеля)
«Жизнь научила меня относиться к ней с юмором»
КИВлад
Администратор
Администратор

Аватара пользователя
 
Сообщения: 9202
Фото: 60
Зарегистрирован: 08 ноя 2012, 17:59
Благодарил (а): 1274 раз.
Поблагодарили: 1324 раз.
Откуда: Краснодар
Возраст: 56
Я: Парень
Баллы репутации: 212

Стихи и не только - обо всём

Сообщение Викторыч » 24 янв 2019, 13:55

Заметает метель
города и дороги,
по пространству лететь
достается немногим,
остальным лишь ползти
через рвы и канавы,
да на зыбком пути
ждать сто дней переправы.
Ты ползи – не робей,
что изгадишь рубаху,
отпусти голубей
по дороге на плаху,
полной грудью вздохнуть
в этот день не надейся,
охраняют весь путь
боевые гвардейцы,
только взглядом их встреть –
по хребту бьет дубина,
разухабилась смерть
по больным да невинным,
по бесправным рабам,
по замученной черни,
рассуют по гробам –
пусть сожрут в земле черви.
Изловчись да лови
кости с барского пира –
здесь танцуют в крови
на развалинах мира,
на просторе зимы
сумасшедшей от злобы –
от сумы до тюрьмы
пять шагов по сугробам.
Не стесняйся и жри
снег, как сладкую кашу,
если здесь упыри, –
то родные все, наши,
от макушки до пят
бьют припадки озноба,
тот, кто светел и свят
не ходил по сугробам.
… -Поверьте мне, полковник, я не атеист. Дело вот в чем: мысль, что бог существует, тревожит меня так же, как и мысль, что он не существует, и потому я предпочитаю об этом не размышлять.
Габриэль Гарсия Маркес. Палая листва.
Викторыч

Аватара пользователя
 
Сообщения: 791
Фото: 9
Зарегистрирован: 16 май 2016, 13:57
Благодарил (а): 249 раз.
Поблагодарили: 251 раз.
Откуда: Орёл
Возраст: 46
Я: Парень
Баллы репутации: 88

Стихи и не только - обо всём

Сообщение Викторыч » 22 мар 2019, 17:16

Выпадает февраль из промокшей и грязной колоды,
где еще две десятки, мороз и сплошная метель,
здесь банкует Господь, не сдавая хорошей погоды,
но на пятой раздаче фартит – достается апрель.

Окружают вальты в сапогах и беретах помятых,
вновь с циничной ухмылкой на ставках комкают рубли,
да распутные дамы серьгами сверкают на взятках,
выступая марьяжем кладут их на стол короли.

И тузам подливают вино непрерывно шестерки,
и к финалу ползет эта странная наша игра,
объявляю ва-банк и душа будто падает с горки,
я не знаю еще, что играют со мной шулера.
… -Поверьте мне, полковник, я не атеист. Дело вот в чем: мысль, что бог существует, тревожит меня так же, как и мысль, что он не существует, и потому я предпочитаю об этом не размышлять.
Габриэль Гарсия Маркес. Палая листва.
Викторыч

Аватара пользователя
 
Сообщения: 791
Фото: 9
Зарегистрирован: 16 май 2016, 13:57
Благодарил (а): 249 раз.
Поблагодарили: 251 раз.
Откуда: Орёл
Возраст: 46
Я: Парень
Баллы репутации: 88

Стихи и не только - обо всём

Сообщение Олька » 22 мар 2019, 19:58

Викторыч писал(а):И тузам подливают вино непрерывно шестерки

Викторыч, БРАВО!!!
Нет ничего подозрительней безупречной репутации.
Олька
Наша натуристочка
Наша натуристочка

 
Сообщения: 8307
Зарегистрирован: 17 окт 2015, 14:28
Благодарил (а): 1238 раз.
Поблагодарили: 1394 раз.
Откуда: Сириус
Возраст: 27
Я: Девушка
Баллы репутации: 188

Пред.

Вернуться в Культурный досуг

Кто сейчас на форуме нудистов

Сейчас этот форум просматривают: alekseika32, АлексейМск, Bing [Bot], Crash_71, Dolador, drayko, Google [Bot], RomanPetrov, Serhz, Trik, Иван2000 и гости: 264

    Помочь с оплатой ежемесячного содержания нашего сайта и видеочата
    Пожертвовать
    Видеочат нудистов
    В целях пропаганды натуризма, а также знакомств и дальнейшего совместного отдыха, призываем распечатывать и раздавать на пляжах (размещать на интернет ресурсах, в т.ч. Вашего региона) визитку сайта.
    сайт нудистов форум нудистов нудистские пляжи пляжи нудистов